Тема закрыта для комментариев

Хроники оставшегося. Начало.

102 Ответа
Петр
18 июня, 2016, 16:26 UTC

Утром собрался, захватил с собой блокнот с записями и, не теряя времени, отправился в город на поиски второго. Тот мог заметить исчезновение коллеги и бежать из города. На ходу перекусил и почти до обеда бродил по улочкам за разведчиком, выбирая подходящий момент, пока тот не зашел в таверну. Вольф пошел следом. Имперец сел за столик и что-то заказал, оборотень же подошел к стойке и взял пинту эля. Когда человеку принесли его заказ, Вольф направился к нему, поприветствовал и непринужденно начал беседу:

– Доброго дня. У вас свободно? – вежливо поинтересовался у разведчика.

– Доброго. Да, присаживайся. – спокойно ответил тот, хотя чувствовалась настороженность, впрочем, при его-то занятии, это было нормально.

– Прекрасная сегодня погода, теплая и солнечная, просто подарок в эти весенние дни. – Вольф отпил эля и начал осторожно прощупывать его, подстраиваясь.

– Да, хорошая, не то, что пару недель назад. – имперец взял столовые предметы и медленно, принялся откушивать яства, которые ему подали. Профессиональный интерес взыграл в нем, и ему показалось, что это хорошая возможность узнать что-то у местного человека.

– А вы путник? С юга к нам пришли? А то я раньше не видел вас здесь. – изобразил интерес оборотень.

– Да, с юга, смотрю как здесь с торговлей и какие перспективы. – быстро, заученно и как-то академично соврал имперец. Даже не сведущий мог бы догадаться.

– Вам понравился город? – Вольф начал понемногу надавливать.

– Д-да.. Хороший город, большой и интересный.. – чуть запнулся имперец, и слегка удивленно осмотрелся.

– Что с вами? Эль в голову ударил? Здесь умеют его делать, крепкий. – сильнее давил оборотень, вламываясь в разум разведчика.

– Д-д-да.. Наверное.. – уже ошеломленно ответил тот, продолжая сопротивляться. Имперец не понимал, что с ним происходит. И засунул ложку в рот, чтобы хоть на мгновение прийти в себя и не отвечать на вопросы.

– Хорошо. Идем, я отведу вас, и не забудьте расплатиться, а то хозяин обидится.

– Вольф нажал и почти полностью взял его под контроль.

– Д-д-да.. – ответил он и неуверенно поднялся, трясущимися руками положил деньги на стол и, пошатываясь, пошел к выходу. Ложка так и оставалась у него во рту, пока заботливый оборотень не вытащил ее, и не отдал пробегающей мимо служанке. Над этим надо тоже поработать, подумал он.

Путь к дому разведчика выдался долгим и непростым. Мало того, что у Вольфа был еще скудный опыт в подобном управлении, так еще и его сознание отчаянно сопротивлялось. К тому же он запретил зверю трогать имперца сейчас, чтобы не потерять ничего ценного, и приходилось все делать самому. По дороге он забрал у него кольцо, на случай если не справится. Но все-таки добрались, хоть стража и присматривалась к «пьяному» и его спутнику. Уже в комнате Вольф ментальным импульсом оглушил его и вздохнул с облегчением. С непривычки много сил это забрало. Связал его и вернул в чувство. Достал блокнот, перечитал пару заметок и снова начал свои эксперименты. На этот раз стал пробовать подавить и сломать сознание напрямую, не прибегая к внушению и обману чувств. Долго и достаточно трудно это давалось. Но в конечном итоге сопротивление было подавлено, и имперец оказался полностью в его власти. Со всей возможной осторожностью и аккуратностью Вольф копался в воспоминаниях разведчика, просматривал образы и читал размышления. Много было интересных моментов, в частности ему удалось увидеть лица некоторых тайных агентов в северных городах, узнать о руководстве разведки и армии в Крештайне, и среди всего прочего он нашел воспоминания о принципах шифровки записей. Вот бы раньше он это умел, сколько бы времени и сил сэкономил Кальвину и другим. Хоть он уже и лучше умел проникать в глубины памяти и разума, но все так же много нюансов и трудностей возникало, много воспоминаний было утрачено или повреждено. Дальше начались попытки управлять памятью и мыслями. Он научился более-менее аккуратно стирать память, не рискуя при этом разрушить другие важные участки разума.

Попытался создать свою мысль и внедрить ее в память жертвы, но это закончилось провалом, повредив обширный участок памяти. Все-таки еще слишком мало у него было опыта и знаний, да и чаще всего приходилось полагаться на свою интуицию и смекалку. Зато хоть что-то становилось на места и открывалось пониманию.

Попробовав все, что хотел, он дал волю зверю поиграть с разумом человека, а сам задумался. Что-то его беспокоило, какое-то чувство или образ, который он видел мельком и упустил, когда забрался в память разведчика. Решил еще раз пройтись по тому, что осталось, пересматривал чужие мысли, и вот, наконец, ухватил нужную ниточку – воспоминание о том, как их отправляли на задание, троих опытных разведчиков. Троих? Но они нашли лишь двух. Начал аккуратно распутывать, услышал обрывки разговора и инструкций. Из них следовало, что у каждого было свое задание, и они должны были входить в город порознь. Один занимался верхним городом, второй – нижним, а третий должен был узнать как можно больше о пригороде. Вот это Вольф упустил. Оказывается, есть еще один, и ему нельзя дать уйти. А ведь времени прошло достаточно, и он мог уже возвращаться. Надо спешить. Напоследок Вольф опробовал еще несколько приемов, проверил пару догадок, затем погрузил в сон и убил разведчика. Сегодня он уяснил для себя, что иллюзия достаточно эффективна, чтобы получать информацию или управлять людьми, но требует достаточно умений и времени, что не всегда возможно. Убрав все следы, он вышел в город и направился в сторону пригорода. Там отыскал одного из информаторов и начал расспрашивать, не было ли других подозрительных людей в последние несколько дней. Не получив никаких стоящих зацепок, решил дождаться ночи и самому прочесать весь пригород.

Ночью, как только все разбрелись по домам и улицы опустели, Вольф начал свое дело. Давно он не превращался, и вот оно, сладкое чувство свободы и радость, снова дразнили его. Привычно уже чувства обострились, даже присутствие людей вокруг хорошо ощущалось. Он рыскал по улицам в поисках темной магии, он был уверен, что кольцо обязательно будет у разведчика. Но нигде не было и намека на что-то подобное, из этого следовало, что имперец был здесь и уже ушел. Не долго думая, Вольф бросился в погоню, двигаясь по единственному тракту на юг. В облике зверя он мог преодолевать огромные расстояния с приличной скоростью. За ночь оминул несколько лагерей и привалов, но нигде не было следов имперца. Утром решил все-таки остановиться и отдохнуть, сильно сказывалась усталость. Поспал немного и после полудня снова двинулся на юг. Передвигался в лесу у края дороги, чтобы его не засекли, хотя порой лошади и собаки шарахались в стороны, чувствуя, ЧТО пробежало недалеко. Бежал до глубокой ночи, но все так же ничего не уловил. Уже задумался, не ошибся ли он, не показалось ли, засомневался. А может третий еще так и не пришел в город? Но решил еще немного пройти и проверить, и вот, наконец, он почувствовал знакомую черную магию. Направился в ту сторону и вышел к довольно большой стоянке караванщиков. Побродив по краю, в тени, он определил нужного человека. Тот сидел возле костра и беседовал с путниками. Мысль проскочила в голове, и Вольф даже улыбнулся ее простоте. Настроился на тех людей и принялся плести иллюзию. Спустя минут десять у всех заседателей у костра появилось непреодолимое желание сходить до ветру, и они разбрелись к опушке, выискивая укромное местечко. Вот тут разведчика схватил оборотень и утащил в лес, только и остались под кустом штаны да ботинки. В лагере поднялся нешуточный переполох, пока одни занимали круговую оборону, другие бегали вокруг сломя голову и вопили что на них напали разбойники, что это легион демонов и что им всем теперь капец пришел. Вольф же просто свернул шею имперцу, оттащил подальше в чащу и бросил. Вдали от дороги выдвинулся в обратный путь и через день, ближе к вечеру, добрался к городу. Довольный успешно проделанной работой пошел отдыхать.

UTC +7:00
Петр
18 июля, 2016, 19:30 UTC

Глава IX. Имперцы в Замке.

Спустя несколько недель приехал Дитор и сообщил, что сектор разведки инквизиции, так и не получив достоверных сведений, вынес решение о том, что развязывать военные действия со столь неоднозначным и серьезным противником рискованно. В ближайшее время они направят официальную делегацию с предложением мирного урегулирования и подданства Империи. Этого они и добивались, в общих чертах, но так же это значило, что их роль теперь будет куда важнее, и условия работы будут другими, труднее и скрытнее. Также он поведал о последних новостях в Империи и соседних землях. На следующий день отправился в Фогельзанг поговорить с вождем и шаманом, передать их распоряжения Эбботу.

О скором прибытии послов предупредили Гидеона, он отдал соответствующие распоряжения, и весь Замок Воронов начал готовиться к приему. От первого впечатления многое зависело, и правитель справедливо рассудил, что стоит показать имперцам, что мир скорее важен для них самих. Вскоре город был вычищен и убран, везде развешаны флаги и рыцарские знамена, усилены патрули стражи и охраны, на воротные башни втащили баллисты и стрелометы, а в окрестностях появились конные разъезды и дозорные. Своим информаторам Мак тоже велел держать ухо востро и сообщать при малейших подозрениях.

Через пару недель вернулся Дитор и сразу направился во дворец с посланием для Гидеона и советников. Когда вернулся, они с Вольфом долго обговаривали все то, что велел передать ему Каэр-Хан. Одним из главных требований было то, чтобы Вольфу и Дитору дали разрешение присутствовать на всех встречах и заседаниях совета и послов Империи, пусть даже втайне ото всех. Вольф должен был присмотреться к послам и не пропускать ни единого их слова и действия. И зачем только это понадобилось шаману? Это уже предполагалось понять на месте. На следующий день им сообщили, что распорядитель в замке ждет их. На месте оказалось, что им разрешили присутствовать, а чтобы это не вызывало подозрений – они будут в виде личной охраны Гидеона. А эта роль требовала соответствующего снаряжения. Их сразу отвели к портному, где выдали и подогнали парадную одежду, затем в оружейной выдали доспех и оружие. Примерив и опробовав полученные нагрудник, наручи и барбют, они сошлись на мнении, что на одежде броня вполне хорошо сидит и дает неплохую защиту, не стесняет движения, а шлем не мешает достаточному обзору. Оружие им досталось вполне универсальное – одноручный меч, дага и кинжал. Они даже успели с ним немного потренироваться. Меч Вольфу не очень приглянулся, куда лучше он управлялся уже привычным фальшионом, а вот дагу оценил по достоинству.

UTC +7:00
Петр
18 июля, 2016, 19:39 UTC

Спустя еще несколько дней, по полудню, дозорные сообщили, что к городу движется вооруженный отряд, скорее всего послы с сопровождением. Не теряя времени Дитор и Вольф явились во дворец, переоделись и вышли в сопровождении правителя. Стража сопровождала отряд послов по главной улице города к самым воротам замка. Почти все горожане высыпали на улицу, чтобы посмотреть на новоприбывших. Некоторые особо любопытные даже взбирались на крыши, и оттуда провожали процессию взглядами. Прибытие имперцев сопровождалось звоном колоколов, а въезд на площадку перед дворцом был весьма внушительным. Первыми ехали двое паладинов на дестриерах в полных латных доспехах и с копьями, на которых развевались штандарты. За спинами у них поверх красных плащей с геральдикой покоились двуручные мечи. За ними шеренгой ехали четверо рыцарей в латах и с поднятыми копьями с лентами, забрала арметов подняты, на поясе мечи, за спинами щиты с гербами, сбоку к седлу крепились боевые топоры. Следом ехали сами послы. Двое эльфов, воин и друид, оба светловолосые и худощавые, как и все их собратья. Воин был одет в чешуйчатый средний доспех с тонким изящным клинком на поясе, на плечи накинут зеленый плащ с серебристым узором. Друид в довольно интересном кожаном костюме с множеством бус, нашивок и вставок. К седлу крепился деревянный посох, увешанный перьями и камешками, а на верхушке закреплен желтый кристалл в виде солнца. Людей было трое, воин, монах и скорее всего какой-то чиновник. Воин средних лет, темноволосый, высокий, в комбинированном кольчужном доспехе с латной кирасой и наплечниками, вооружен палашом и небольшим круглым тарчем. Монах уже в годах, седой, полный, одет в красную рясу с серебряными застежками и камзол, плащ с подбоем, при нем не заметно было никакого оружия. Третий же довольно молодой, худощавый, с острыми чертами, в костюме из дубленой кожи с множеством ремней и пряжек, в кожаной шляпе с широкими полями и пряжкой, плаще, на поясе два длинных кинжала. Интересно, от друида явно чувствовалась магия, от монаха и молодого довольно слабая. За ними процессию продолжали полдюжины оруженосцев в кольчужных доспехах с нагрудниками, вооруженных мечами и щитами, а замыкали десяток конных стрелков с арбалетами.

Они остановились и, подняв знамена, приветствовали правителя. Распорядитель отдал указания разместить отряд сопровождения в свободном крыле казармы, а послов в гостевых комнатах дворца. При этом монах попросил, чтобы паладинов тоже разместили во дворце. Он согласился и, кроме того не афишируя особо, отдал распоряжения приставить ко всем прибывшим охрану.

UTC +7:00
Петр
19 июля, 2016, 20:13 UTC

***

Мерик шел по улице верхнего города и насвистывал незатейливую мелодию. Свидание с очередной прекрасной барышней прошло просто замечательно, и он теперь пребывал в бодром расположении духа. Из приятных раздумий его вернул в реальность звук колокола. Интересно, что же случилось? Он ускорил шаг и пошел в сторону ворот. Услышал звуки собирающейся толпы, а выйдя за угол дома так и увидел ее. Множество людей столпилось по сторонам главной улицы, и отовсюду доносился гул голосов. Мерик решил разузнать, что же происходит, почему все тут собрались. Вперед было не протиснуться, а на все вопросы от него только отмахивались. Что за народ?! – в сердцах сплюнул маг и направился в сторону замка. Ближе к замковой стене ему удалось просочиться сквозь толпу к самой дороге, и он принялся осматриваться. Стража стояла при параде, народу сошлось видимо-невидимо, даже на крыши позабирались, а некоторые так и из окон домов выглядывали.

Со стороны ворот показались всадники со знаменами. Магу стало интересно, кто пожаловал в город. Вскоре по гербам он понял, что прибывшие – люди из Империи. Об Империи был наслышан почти каждый человек, особенно после прибытия тысяч беженцев. Знания ее устройства у многих были поверхностными, конечно. Дескать, есть некая огромная территория, на которой расположены сотни замков, торговых городов, тысячи сел и деревень. И вся эта имперская махина находится под властью единственного человека, который именуется Императором. Разумеется, даже Император не посещал все свои владения. Достались они ему, как полагается, по наследству. Хоть Империя и растет по сей день, но сам Император прослыл больше политиком, чем воином. Новые территории присоединяются путем политики, а уж потом войной. Смышленые люди понимают, что Император не в силах полностью держать контроль над такой огромной территорией. Для этого у него есть сотни рыцарей, которые имеют свой феод. У кого-то он больше, у кого-то меньше. У некоторых рыцарей славный, древний род, другие же проявили себя совсем недавно, чем и были пожалованы землями. Но и немногие рыцари занимаются лично своими городами и селами. Для этого существуют управители замков, которые следят, чтобы продовольствие из деревень и ресурсы из копий поступали в замок и крупные города, если таковые есть поблизости. Там уже руда распределяется между кузнецами, которые в итоге после всех процессов предоставляют оружие и доспехи для защитников замка. Также управители занимаются вводом новых законов, так и сбором налогов. Рыцари же в основе своей ездят по турнирам, охотам, да сталкиваются с соседом. Крупномасштабной войны между соседями не выйдет, иначе Император обратит свой взор и покарает обоих зачинщиков, но на небольшие потасовки не обращает внимания.


И вот сейчас по брусчатке цокают копыта коней, на которых восседают представители этой самой Империи. Дураку понятно, что их хотят ввести под свою власть. Впереди скачут двое паладинов. Высокие мужчины без шлемов в тяжелых доспехах, на которых изображена церковная символика. Представители этого ордена настолько штучный товар, что мало кому из простых людей удается увидеть его хотя бы раз в жизни. Паладины считаются лучшими из лучших рыцарей, и не только на поле брани, но и принципами, и виденьем жизни. Они благочестивы, справедливы и чисты душой, неся на острия мечей волю своего бога, так, по крайней мере, говорят. Поговаривают также, что у них есть способность лечить соратников, спасая их от самой смерти во время боя, но, увы, себя они лечить не могут. За ними ехали рыцари в дорогих начищенных доспехах. Забрала подняты, лица суровые, надменные. Взор устремлен прямо перед собой. Золотые шпоры отбрасывают солнечные зайчики на зевак. Восседают рыцари на настоящих, тяжеловесных рыцарских конях. Поверх животных накинуты разноцветные попоны, шитые золотыми нитями. Это не крестьянские лошадки, а вышколенные для турниров и полномасштабных боев звери.

Сразу за рыцарями в центре группы на муле восседал священник. Символ имперской веры. Он был крупный настолько, что даже просторная ряса подчеркивала его округлые формы тела, крупный подбородок показывался из-под капюшона плаща. По правую руку от него ехал молодой человек довольно приятной, но строгой, внешности. Высокий и худощавый, в необычном кожаном костюме. Третий был воином, каким его все могут представить. Среднего роста, крепко сложен, держался непринужденно, было сразу заметно, что участвовал он не в одном десятке сражений.

По левую сторону ехали представители эльфов. Наверное, самое прекрасное, что есть в этих гостях. Они красивы даже в своей надменной гордости. Хищные, крупные глаза выискивали угрозы в толпе простолюдинов. Эльфы не состояли в Империи, поэтому чего ради они явились, оставалось только недоумевать. Но также представители ушастого народа были верным союзником имперцев. Торговцы, которые водят караваны по всему материку, рассказывают, что, несмотря на этот союз, чистокровных эльфов редко увидишь в людских городах. Эльфы предпочитают не покидать свои лесные королевства, но ежели такой встретится – значит он чем-то сильно провинился перед своими соплеменники, что его изгнали. Нередко эти изгнанники связывают свою судьбу с людьми, оседают в людских городах, селах. Затем у такой пары появляются полукровки, к которым складывалось презрительное отношение как со стороны людей, так и эльфов.

Замыкали процессию оруженосцы и конные стрелки. По сравнению с рыцарями они не бросались в глаза. Регулярная кавалерия, они набирались из состоятельных горожан и землевладельцев, у которых хватало денег на лошадь и снаряжение, и кто желал в бою завоевать уважение, славу и богатство. И некоторым это удавалось, за заслуги и доблесть в бою им даровались почести, рыцарские титулы, земельные наделы. Но куда больше их оставалось в земле на местах сражений, или же возвращалось домой калеками. Тех же, кто был удачлив в бою, но не обратил на себя внимания, довольствовались своим жалованием и спокойно несли свою службу.

UTC +7:00
Петр
19 июля, 2016, 20:14 UTC

Мэрик задумчиво повернул голову в сторону от неспешно двигающихся имперцев. Присмотревшись к встречающим управителям города, было прекрасно понятно, что они не очень-то рады гостям. Кто-то нервно покусывал губы, кто-то не выражал никаких эмоций. Но были и те, кто улыбался вполне искренне. В отличии от тех, кто был в напряжении, эти уже давно продались новому порядку. Знакомство с Кларком пошло Мэрику на пользу. От него он узнал, что имперские люди некоторое время прощупывают эти земли. Ищут подходы к гильдиям, мастеровым, обещая им немалую выгоду от подобного соглашения. Переводя взгляд от одного человека на другого, он не сразу обратил внимания на невысокого юношу, который оставался в тени. Легкие доспехи, держится непринужденно, но если внимательно присмотреться, то эта раскованность лишь иллюзия. В любой момент юноша способен прыгнуть с места и вцепится недругу в горло. Почему именно такое сравнение пришло Мэрику в голову? Он не понимал, но что-то подсказывало, что это так. Юноша повернул голову в сторону толпы, среди которых находился Мэрик. У мага свело внутренности, дыхание участилось. Он готов был поклясться, что тот смотрит прямо на него. На лбу проступил пот, а от напряжения зрение Мэрика обострилось. Глаза.. Его глаза. Светло-серые, звериные с узким зрачком. Глаза убийцы, глаза зверя. Маг их узнал. Видение убийства темного эльфа снова прокрутилось перед глазами. Как только пелена былого убийства рассеялась, то он увидел, что имперцы уже достигли встречающих. Они о чем-то недолго переговаривались и вскоре вступили под защиту здания. Простолюдины расходились по своим делам, оставив Мэрика в одиночестве со своими мыслями.

Кларк неохотно делился информацией с Мэриком, но маг точно знал одно из того, что поведал ему сыщик. Империя в любом случае овладеет этими землями, хотят того местные правители или нет. У Мэрика отсутствовал какой-либо патриотизм, он не видел разницы между нынешней властью и новым порядком. Он и с Кларком то связался лишь по той простой причине, чтобы окончательно не спиться и придать хоть малый смысл своей жизни. Расследовать убийства обещало быть интересней работой, но коль тут замешаны политические дела, то все это зря. Никого не арестуют, и не казнят, а скорее всего таких горе следователей, как они, поймают и убьют в застенках без лишнего шума. Но маг не сильно расстроился, что его начавшаяся карьера помощника сыщика так быстро оканчивалась. Мэрика заинтересовал этот юноша с огромным потенциалом в магическом искусстве. Судя по его работе, с которой он встречался раньше, тот гораздо сильнее его. И тут ему пришла мысль – почему бы не попроситься в ученики. Научится хоть чему-нибудь. Открыто подойти к юноше он не мог, да и велика вероятность, что тот просто отошлет его куда подальше. Так и родились очертания плана в его голове. Стать полезным этому неизвестному. Узнать, кто он и чем дышит. В этом он положится на Кларка, если кто-то и знает о нем хоть что-то, то только Кларк.

***

UTC +7:00
Петр
20 июля, 2016, 13:51 UTC

Когда все тонкости были улажены, высоких гостей пригласили на ужин в зал. На ужин послы явились в сопровождении паладинов, которые за столом заняли места возле них. Еще присутствовали члены совета Замка Воронов. Сам Гидеон сел во главе стола, по сторонам от него стояли Дитор и Вольф, наблюдали. И как только стража может вот так стоять по пол дня не шевелясь, они спят так что-ли? Тем временем гости представились: воин эльф – Нириель, из правящего клана Сэйдхель, друид Доруель из клана Версель, воин – Гурон, командующий армии Крештайна, аббат Темгилий и инквизитор Владис, паладины Биркел и Фром. Все устроились за столом и приступили к трапезе, разговаривая между делом. Вольф занялся тем, что разглядывал гостей. Заметил, что воины Нириель и Гурон беседовали как старые друзья, друид молча всех рассматривал и как-то подозрительно косился на него с Дитором. Толстый аббат налегал на вино и под конец трапезы захмелел и тихо хихикал. Молодой уж очень тщательно рассматривал присутствующих и обстановку, что-то было в его цепком и холодном взгляде серых глаз. Паладины же вели себя по-солдатски строго и сдержанно, коротко о чем-то переговаривались. По окончании ужина гостей проводили в их покои и сообщили, что встреча состоится завтра к обеду. Советники разошлись, а оборотни, наконец, расслабились и вздохнули с облегчением.


Завтрак гостям подали в покои, а ближе к обеду пригласили в зал совета. Все послы явились при параде, а паладины в доспехах. Когда все собрались, началось заседание.

– Приветствуем дорогих гостей в нашем городе. Поскольку все уже собрались, можем начинать заседание. Итак, какова цель визита наших гостей с юга?

– Приветствуем. Мы благодарны за столь гостеприимный прием. Мы прибыли от имени Империи, союза эльфов и людей, и уполномочены сделать вам предложение о вхождении в этот союз. – несколько высокомерно заявил Темгилий.

– Интересно, и на каких условиях мы можем вступить в союз? – с поддельным интересом спросил Гидеон.

– Поскольку союзный договор был давно утвержден, вы можете присоединиться на правах вассала Империи.

– И что эти права подразумевают для нас? – спросил Гидеон.

– Тут и уточнять ничего не нужно. Территория и владения Замка Воронов становятся частью Империи, город переходит под управление имперских властей. Ведь так? Как было и с Крештайном? – с вызовом в тоне выпалил один из советников, послы лишь промолчали.

– Ну, в интересах Империи я не сомневался, в любом случае вы будете их отстаивать. Но какова выгода для нас в сложившейся ситуации? – вежливо поинтересовался представитель города, но взгляд был холодным. Он уже знал ответ на свой вопрос, все знали, что никакой выгоды не будет. Но он хотел, чтобы посланники собственными языками произнесли это. Пусть замысловато и как можно доброжелательней, но произнесли.

– Выгода в том, что с новой властью и снабжением эти земли будут процветать, а дипломатические связи и договора обезопасят вас от любой внешней опасности. – с апломбом произнес Темгилий.

– Выгоды и права это хорошо, но какие за этим кроются наши обязанности?.. – советник снова нажал на болевую точку, словно выпытывая прямой ответ.

– Эмм.. – несколько замешкались люди и переглянулись. – Вы должны признать верховенство права и веры Империи, следовать курсу политики союза и указаниям верховного совета.

– Следовательно, мы окажемся на побегушках у союза, и права наши сугубо формальны. – подытожил Гидеон.

– Отнюдь! Это соглашение должно принести мир, согласие и процветание нашим народам. – несколько неубедительно начал Темгилий, а по лицам остальных было видно, что разговор сейчас ушел в совершенно не выгодную для них тему.

– Мир значит? А если мы не согласны с предлагаемым положением дел, и требуем учитывать и наши пожелания?

– Нам бы не хотелось сейчас накалять обстановку, но помимо мирного пути есть и другие. – многозначительно протянул Гурон и нахмурился.

– Вы нам пытаетесь угрожать? Или как эти слова расценивать? – после минутной паузы спросил Гидеон. Представитель города недобро оскалился, продемонстрировав свои клыки. Но все это длилось лишь мгновение, и уже никто не мог сказать с точностью, было ли это или нет.

– Нет, мы и не помышляли об этом, мы лишь передаем предложение Империи.

– Тогда нам искренне жаль отклонять столь щедрое и великодушное предложение, так как оно не учитывает интересов обеих сторон. – иронично ответил правитель.

Улыбка исчезла с лица толстого инквизитора, а молодой лишь сверкнул глазами. Воины оставались непроницаемы, и лишь друид спросил:

– Тогда какие будут ваши предложения и условия?

– Раз уж вы явились в наши края, иметь дело с вами нам придется. Наши условия следующие: формально земли Замка Воронов присоединяются к Империи, руководство будет лояльно по отношению к имперской политике, но при этом будет сохраняться автономия и самоуправление. Ведь у вас имеются в составе Империи герцогства? Вот и здесь будет герцогство. А мы обязуемся охранять северные границы. – Гидеон видел раздражение на лицах представителей Империи.

UTC +7:00
Петр
20 июля, 2016, 13:52 UTC

– Вы много требуете. – холодно ответил Нириель.

– Но ведь это соглашение принесет мир и процветание нашим народам. – Гидеон с улыбкой наблюдал, как вытянулись лица послов.

– И так же сохранит жизни и приумножит возможности множества людей, если это вам важно. – вставил слово Эббот, окинув взглядом послов.

– Да, так же, в качестве гарантии наших прав, нам нужен голос в Высшем совете Империи. – как-бы между прочим кинул Гидеон.

– Вы совсем обнаглели?! – гаркнул Гурон, подхватился и ударил кулаком в стол. Небольшая трещина пробежала по гладкой поверхности деревянной, лакированной поверхности.

Это произошло так, словно гром ударил среди ясного неба. Дитор с Вольфом среагировали мгновенно, всего доли секунды понадобилось им, чтобы обнажить клинки и встать перед Гидеоном. Повисла напряженная тишина. В это время Владис смерил воина взглядом, взял того за руку чтобы немного осадить и кивком указал на стул. Паладины встали и немного отошли от стола, выглядели они спокойно, но в глазах читалась крайняя сосредоточенность и решительность. Вольф отметил, что Владис раздраженно и едва открывая рот, втолковывает что-то Гурону. От каждого слова Владиса он становился все мрачней. Гурон кивнул брату рыцарю, затем отвел взгляд и снова сел на стул. Оборотни спрятали клинки и стали по местам, паладины же, увидев, что опасность миновала, заняли свои места.

– Просим прощения за этот инцидент, надеемся, это не повлияет на результаты наших переговоров. – тихо и подчеркнуто проговорил Владис, кинув на своего коллегу раздраженный взгляд. Гурон от этого взгляда словно стал меньше и опустил глаза на поверхность стола.

– Это наши условия. Со всем уважением, но на меньшее мы просто не можем согласиться. Если хотите – можете обсудить ситуацию, посоветоваться между собой. У нас ведь еще много времени, а настолько серьезные вопросы не решаются за один вечер. – спокойно ответил Гидеон, словно бы ничего не случилось минутой ранее.

После этого еще немного поговорили, но конструктивная беседа не клеилась, ситуация была довольно напряженная, и во избежание обострения конфликта решили продолжить позже. Послов проводили в их покои, совет разошелся, а Дитор с Вольфом пошли к Эбботу.

UTC +7:00
Andrew
23 июля, 2016, 16:18 UTC
ждём продолжения 
UTC +0:00
Петр
11 августа, 2016, 12:18 UTC
***

Вечером послы вместе с паладинами собрались на совещание между собой.

– Итак, что думаете об этом городе и его верхушке? – окинув взглядом присутствующих, прямо спросил Владис.

– Они знают себе цену, и надо отдать им должное, требования их обоснованы. – спокойно констатировал Биркел, было видно, что эти слова он произнес с уважением.

– Город, как и его окрестности, нам не интересны, уговор был о лесах, все остальное – ваши заботы. – надменно отрезал Нириель.

– Во всяком случае, город весьма трудная цель, три линии обороны и серьезное оснащение, к тому же войска не какие-то крестьяне. Осада обойдется куда дороже операции в Вальтскиге. Да и попробуй провести в эти места достаточное войско, не говоря уже о зимней осаде и партизанщине. Это вам не теплый юг, и даже не Крештайн. – отметил Гурон.

– Но мы же пришли с предложением священной Империи, они обязаны принять его или умереть, во имя благой цели! – разошелся Темгилий.

– Оставьте свои проповеди для церковников и прихожан, будете им заливать. – раздраженно прошипел Владис. – Вы не видите всей картины сейчас.

– А вы в своем спецотделе разведки, можно подумать, уже узнали все об этом городе. Наслышан о вашем провале здесь. – язвительно и насмешливо молвил старый аббат и откинулся в кресле, смерив надменным взглядом инквизитора.

– Заткнитесь! Нашли где трепаться! Вы еще на спину мне табличку «Шпион!» повесьте и проведите по городу, а то не все еще знают! – взорвался молодой и вскочил на ноги.

– До сих пор не пойму, зачем вас к нам приставили? – с презрением бросил Нириель, аббат поник и благоразумно решил не спорить.

– Надо отдать должное правителю, держался на уровне, видно выправку бывалого воина, да и ума не занимать. – мерно и рассудительно проговорил Фром, перебирая в руках кубок с вином.

– И охрана его тоже не пальцем сделана. – добавил Биркел. – Это не привычный наемный сброд, и если все их гвардейцы такие же – это затрудняет дело.

– Странные они, эти двое. – впервые за весь вечер обозвался Доруель. – Что-то в них есть, нечеловеческое.. Аж мороз по коже. К тому же один из них маг.

– Я тоже это почувствовал, хотя сомневался до последнего. – Владис сел в кресло и задумчиво уставился на эльфов.

– Я бы не рисковал на вашем месте, для всех нас выгоднее сейчас разойтись миром. – отметил Гурон, и по его лицу было видно, что это решение далось ему с большим трудом.

– Согласен с вами, как ни странно. – кивнул головой Владис. – У нас слишком мало информации об этом городе. Да и я просто уверен, что ликвидация трех разведгрупп их работа, пришел только один, но его вели и вырезали половину агентуры Крештайна. Так что игроки это серьезные. 

– И какое решение мы будем принимать сейчас? – с уже привычным раздражением спросил Нириель.

– Сейчас надо соглашаться на их условия, при этом торговаться, чтобы выиграть больше для себя. В данном случае мы не в выигрышном положении, и они это знают. После Вальтскиге и стычек с варварами война здесь нам ни к чему.

– Ну, подпишем мир, а потом что? – сложилось впечатление, будто Темгилий только в комнату вошел, настолько нелепо прозвучал этот вопрос.

– А потом посмотрим, обустроимся, войдем в доверие, ну а соглашение позже и переписать можно. – хитро ухмыльнулся Владис, не обращая внимания на аббата.
Воин согласно кивнул, аббат еще хотел что-то сказать, но промолчал, чтобы не сморозить очередную глупость. Паладины переглянулись и тоже согласились. Нириель что-то шепнул друиду и добавил:

– Мы будем настаивать, чтобы наш народ мог селиться в здешних лесах и пользоваться его благами. В остальном поддерживаем общую линию.

– Ну кто бы сомневался. – в полголоса вымолвил Владис.

На этом неформальное собрание завершилось, послы разошлись по своим покоям, и только эльф с друидом долго перешептывались у окна.
UTC +7:00
Петр
11 августа, 2016, 12:20 UTC
***

На следующий день снова был собран совет города и послы, совещание затянулось до глубокой ночи, с перерывами на обед и ужин. Как и следовало предположить, не обошлось без ссор и словесных перепалок, но в целом все требования Гидеона были выполнены. В результате Замок Воронов сохранял свои нынешние территории в составе Империи на правах автономии, официально присваивался статус герцогства Ворона. Управление осуществлялось правителем и советом в рамках интересов герцогства и Империи. В совет города входили представители Империи, так и представители герцогства Ворона получали места в Высшем совете Империи. Эльфам и имперцам давалось разрешение на основание поселений с условием подчинения совету герцогства. Эльфы скрепя сердце на это согласились, им просто не оставили выбора. Фогельзанг признавался независимым городом под протекторатом герцогства Ворона со своими неприкасаемыми границами, и Империи напрямую не подчинялся. В доказательство предоставлялся договор и взаимные обязательства между Замком Ворона и Фогельзангом. В свою очередь новоявленное герцогство обязывалось охранять северные границы Империи и при потребности предоставить не более четверти своей армии в распоряжение имперских войск. Имперской церкви разрешили основать церковь и отдел инквизиции в Замке Воронов, а на территории дворца отводилось место под собор и монастырь. Развитие торговли и экономических связей договорились осуществлять на взаимовыгодных условиях, без обязательного имперского налогового сбора, а герцогство оставляло за собой исключительное право на выдачу разрешений для основания производства на его территории. Затем уладили и обговорили все тонкости, и окончательный вариант соглашения был написан на пергаменте в двух экземплярах, Гидеон и совет города утвердил его и подписался, послы, скрепя сердце, тоже. Скрепили печатью и передали послам на утверждение имперским властям. Как и водится, они должны привезти подписанный договор для хранения в архиве.
UTC +7:00
Петр
11 августа, 2016, 12:21 UTC
Все то время, что заседал совет с послами, Вольф не пропускал ни единого их слова, приглядывался к каждому присутствующему. Какое-то странное предчувствие не покидало его. Если с воинами все было понятно, на толстого аббата даже времени жалко, хотя слабая магия у него присутствовала, то друид был интересен. От него веяло магией, сильной, как и следовало ожидать – магией природы и стихий, но вместе с этим и еще что-то, слабо уловимое, чего еще никогда не чувствовал. Не менее интересен был и молодой инквизитор, от него тоже чувствовалась магия, довольно сильная, но помимо стихийной была еще и другая, светлая и темная одновременно. А еще его лицо было очень знакомым. Вольф даже рискнул и попытался незаметно прощупать его, в меру своих познаний в магии иллюзий, успел уловить несколько мыслей и образов. Затем он прервался, потому как инквизитор подозрительно пристально на него посмотрел, померил взглядом и отвернулся, потом еще несколько раз поглядывал. После заседания все разошлись, на следующий день организовывался банкет в честь подписания договора. Вольф рассказал Дитору об инквизиторе и о том, что мельком увидел в его мыслях. Это был хитрый и коварный, честолюбивый и жестокий человек, и цели его были в том, чтобы заполучить как можно больше власти. И он вспомнил, что именно его лицо видел в воспоминаниях разведчика. Дитор нахмурился и сказал, что разберется во всем позже.

К обеду следующего дня был организован банкет, гости были вполне довольны, все прошло без особых происшествий. Разве что Темгилий умудрился перебрать, сначала что-то бормотал, затем хвалился, как читал свои проповеди, позже доказывал, что вера в Инотила истинна и, хлопая сандалией по столу, грозился всем какую-то мать показать, если они не убоятся и не уверуют. Но потом, видимо, устав, прилег отдохнуть под столом и его предусмотрительно решили не трогать. Когда банкет закончился, Фром сгреб его в охапку, закинул на плече и отнес в покои. 
Утром следующего дня послы и отряд сопровождения выдвинулись в обратный путь из Замка Воронов. Все так же при параде, как и во время прибытия, в сопровождении звона колоколов, разве что теперь аббат не светился так пафосно, а сидел тихо с видом ужасного похмелья на лице и резко контрастировал зеленоватым лицом на фоне красного одеяния. Горожане высыпали на улицы и провожали гостей радостными окриками, махали руками, некоторые даже шапки подбрасывали. Дитор быстро собрал вещи, написал короткое послание и дал распоряжения, затем двинулся следом за отрядом. 

Все прошло как нельзя лучше, по крайней мере пока. Эббот был доволен соглашением. Кальвин, подумав, сказал, что в любом случае не следует расслабляться, помня инструкции из дневника, понятно, что имперцы постараются подмять город под себя. Ну хоть сейчас угроза войны на время исчезла, и можно заняться насущными делами.
UTC +7:00
Петр
12 августа, 2016, 18:52 UTC
Глава Х. Новая жизнь.

Маг-недоучка, оболтус, пьянчуга, бесталанный, кукушкино отродье – эти слова, словно клеймо, въелись в сознание Мерика.. С самого детства его не воспринимали всерьез, и своим чудаковатым характером он только все усугублял. Какое бы дело ему не поручили – он обязательно все испортит. Постоянные насмешки и издевки со стороны сверстников по поводу его нерасторопности. Ни родных, ни близких. Ни единой души, кто проявил бы к нему хоть немного сочувствия, хоть немного поддержал. Единственным светлым пятном детства был его наставник. Строгий, порой ворчливый, но справедливый. Наверное, он один на весь белый свет что-то видел в молодом Мерике, и до самой смерти пытался ему помочь найти себя. Не успел.. Никто так и не разобрался, не выяснил, что же тогда случилось в доме волшебника. Его нашли запертым в подвале, среди разбросанных инструментов и вырванных страниц из книг, окоченевшим в неестественной позе и с застывшим в ужасе лицом. Ни следов магии, ни насилия. Сперва подозрения пали на юношу, но тамошние ищейки лишь посмеялись с него, мол, старик умер от ужаса, когда Мерик сообщил, что собирается стать целителем. Затем годы странствий, сотни городов и тысячи встреченных людей. Дамский угодник – единственное прозвище, которое он вспоминал не с таким омерзением. В чем-чем, а в умении общаться, обольщать и сводить с ума женщин ему почти не было равных. Бывали времена, когда только это и спасало его от голодной смерти. И сейчас он с неохотой вспоминал эти моменты из своего прошлого и настоящего. Мысли о своей никчемности и невежестве хищными птицами роились в его голове, и алкоголь был единственным, что уводило его от реальности, притупляло воспоминания, бросало в забытье и не давало сломиться окончательно. Алкоголь и сведет меня в могилу, рано или поздно – думал о себе Мерик, и при этом понимал, что шансы вырваться из этого замкнутого круга тают день ото дня. Ему уже который день не давала покоя мысль о том юноше. Это было словно наваждение. Перед ним маячил призрачный шанс, наконец, не только обрести новый смысл своего существования, но и как-то выбиться в люди. Но и риски были велики, в случае неудачи он может просто исчезнуть, и никто даже не заметит кучки пепла на обочине улицы. В любом случае надо как-то выйти на него, попытаться убедить или стать полезным. Но сначала нужно узнать о нем все, что возможно. А кто в городе самый осведомленный? Правильно, сыщики, и к одному из них можно обратиться.
UTC +7:00
Петр
12 августа, 2016, 18:53 UTC
На город опустились сумерки. В дверь постучались. Кларк подошел и спросил:

– Кто?

– Мерик. 

Открыл дверь, окинул раздраженным взглядом мага и жестом пригласил войти. Сам устроился за рабочим столом и принялся дальше перебирать документы. Мерик сел на стул и, понаблюдав немного, заговорил:

– Слушай, а что там об имперцах слышно?

– Ничего, из-за стен замка очень мало что доходит сейчас до ушей. – не отвлекаясь от чтения проговорил сыщик.

– Я тут недавно видел, как имперцы прибыли. – начал издалека Мерик. – И видел, что в сопровождении Гидеона было двое людей, телохранителей. Кажется они не солдаты. Ты не в курсе, случайно?

– Не солдаты? – в голосе Кларка прозвучал интерес, и он отвлекся от бумаг. – Может наемники, или гвардейцы. А чего они тебя заинтересовали?

– Да так, думал, может ты о них знаешь что.. – подозрительно равнодушно сказал маг.

– Нет, о них я не в курсе. Не могу же я за всеми наемниками и солдатами следить. – раздраженно бросил сыщик и снова принялся за чтение.

– Понятно. Жаль.. – вполголоса проговорил человек.

– Хм, а зачем они тебе вдруг понадобились? Это случайно как-то с делом не связано? – подозрительно покосился Кларк из-за листа бумаги.

– Понадобились? Вовсе нет! – поспешно и неубедительно ответил Мерик. – Зачем мне обычные наемники? Мне что, заняться больше нечем?

Маг поднялся и пошел к двери. Кларк выпроводил его и закрыл дверь. Затем задумался. И в самом деле, если это наемники, то как они смогли попасть в замок, да еще и в телохранители самого правителя? И как это может быть связано с тем делом, с темными эльфами? А вдруг это очень масштабная игра, в которую вовлечены все сильные мира сего? У Кларка от одной этой мысли прошел холодок по спине. Это может быть его шанс! Надо лишь во всем попытаться разобраться и в нужный момент примкнуть к победителю – это гарантировано его возвысит. А Мерик.. Своим интересом он может даже помочь, надо лишь присматривать за ним. А позже посмотрим, может и убрать его, если сунет нос дальше, чем следует..

Мерик тем временем шел по улице в раздумьях. Странно, что один из самых осведомленных людей ничего не знает о наемниках. Да и наемники ли они? Вдруг это гвардейский спецотряд для каких-то темных делишек правителя.. Это отчасти объясняло, почему среди них есть маг. Такие не будут даже говорить, просто шлепнут и никто не заметит. В этом он уже почти не сомневался. Маг еще попытался добыть информацию о них, расспросил нескольких нищих, и даже в таверны заходил, спустил информаторам львиную долю своих денег, но никто ничего не знал. Придя домой, Мерик почти всю ночь перебирал в уме всевозможные варианты. Но они приводили лишь к двум выходам: либо у него ничего не получится, либо его убьют. Причем второй вариант был реальней всего. Его нынешнее существование не сулило ничего, кроме алкоголизма и скорой кончины, от голода, на улице или же от руки мужа очередной его барышни. А если все же попытаться – он хоть умрет не напрасно, и совесть его хоть как-то очистится. Эта мысль прибавила ему решительности, хоть от страха и дрожали колени.
UTC +7:00
Петр
12 августа, 2016, 18:54 UTC
На следующий день Мерик проснулся поздно, и оттого, что звонили колокола. Имперцы отбывают! Он схватился на ноги, быстро оделся и выбежал на улицу. Побежал в сторону главной улицы. Пробиваясь сквозь толпу, он увидел, как отряд имперцев неспешно вышел из ворот верхнего города. Протиснувшись с трудом к проходу, он увидел, как вдали закрываются ворота замка, скрывая за собой Гидеона и его охрану. Пропустил.. Он упустил возможность хотя-бы подойти к ним. Теперь где искать того юношу, как? Безнадежность. Все планы коту под хвост. Толпа расходилась, а Мерик так и стоял, не зная, что делать дальше. Захотелось напиться и забыться. Он медленно зашагал в нижний город, в таверну. Там занял столик и заказал выпивку. 

Сколько времени он там просидел, Мерик не мог сказать, он целиком погрузился в прострацию. Никаких мыслей, никаких эмоций, лишь машинальное движение руки за кубком дешевого вина. Люди вокруг проплывали размытыми силуэтами, и ему было все равно. В голове вдруг появилась единственная мысль, как воспоминание, о его так называемой алкомагии. А ведь это отчасти из-за нее он решился на то, чтобы встретиться с тем человеком. Алкомагия – повторил он уже вголос. Это абсурд, ни на что не способный идиот, возомнивший себя магом. В затуманенном алкоголем мозгу проскочили разом жалость к себе, отвращение и злоба. Внезапно в кубке на столе перед ним вино вскипело и забурлило, а мгновение спустя кубок с хлопком разорвался на множество мелких осколков.

– Ты что там творишь?! – окрикнул его хозяин таверны. – Так, давай, плати и выметайся!

Мерик поднял взгляд на него и его будто молнией ударило – у стойки стоял человек в плаще и смотрел на него. Это он.. Этот звериный взгляд.. Мерик поднялся и, пошатываясь, подошел. Бросил на стойку горсть мелких монет и обратился к юноше:

– Вы меня не знаете.. Я Мерик.. Я вас искал.. – с трудом выговорил заплетающимся языком.

– Не знаете, а мне не интересно. – холодно ответил юноша.

– Мне нужна помощь, и я могу быть полезен вам..

– Сомневаюсь. И на выпивку не дам.

– Я знаю.. Эм.. Я видел вас, вы убили эльфа..

– Иди проспись. – в голосе юноши прозвучала угроза, а от взгляда Мерик даже поник.

Маг даже в алкогольном тумане испугался, и поспешил убраться восвояси по добру по здорову. Решив, что больше не стоит искушать судьбу, он направился домой. По дороге заглянул в еще одну таверну и на последние деньги прикупил пару бутылок дешевого вина.
UTC +7:00
Петр
26 августа, 2016, 19:08 UTC

* * * 



Вольф лежал на кровати в своей комнате и прокручивал сегодняшние события в памяти. Главное, что с имперцами договорились, и на некоторое время можно вздохнуть спокойно. Кальвин и Мак знают, что им делать до дальнейших указаний. Так что пока все идет по плану, все, кроме одного. Кто тот пьянчуга? И что ему известно о том случае с темными эльфами? А еще – что за странное применение магии? Вольф схватился на ноги и вышел из комнаты, спустился и направился к Маку. Первым делом расспросил его за того пьяного человека, узнал в общих чертах кто он и чем дышит. Ничего особенного, очередной неудачливый волшебник-недоучка, прожигающий свою жизнь. Решил наведаться к нему, и если он является угрозой – устранить.


С легкостью взломал старый замок, тихо вошел в темную комнату. Обстановка говорила о том, что тут скорее живет пьяница, а не маг. Вокруг по полу разбросаны десятки, если не сотни пустых бутылок. Везде пыль и беспорядок, грязная одежда валялась где только можно. Такой же беспорядок царил и на столах. На одном куча немытой посуды, и под столом тоже, на втором – стопки книг, груда письменных принадлежностей и рукописей, перепачканных чернилами. У окна на кровати лежал одетым спящий человек. От него разило алкоголем, в руке открытая полупустая бутылка вина, часть содержимого которой вылилось в постель. В человеке чувствовалась магия, куда сильнее, чем в имперцев, но слабее его собратьев. Вольф поморщился и толкнул ногой человека. Тот что-то заворчал и перевернулся на бок. Оборотень толкнул еще. Тот, ворча, сел на кровати и уставился на него, сфокусировал взгляд и застыл со смешанным выражением страха и удивления на лице.


– Значит, ты Мерик, искал меня, и хотел поговорить? – с некоторым интересом спросил Вольф и, дождавшись неуверенного кивка, продолжил. – И о чем хотел поговорить? И как узнал за эльфа?  



UTC +7:00
Петр
26 августа, 2016, 19:13 UTC

– Я хотел научиться магии.. – медленно и заплетаясь начал маг, пошатываясь и с трудом оставаясь в сидячем положении. – Я никогда прежде не видел и не чувствовал ничего подобного.. Возможно, это поможет мне научиться использовать свою магию..

– Я похож на учителя?

– Эм.. Не очень..

– И какая мне польза от этого? – с легкой насмешкой спросил оборотень.

– Я могу быть очень полезен! – начал горячо доказывать маг. – Могу достать информацию, найти людей, все, что угодно могу!

– Что-то не верится.. – нахмурился Вольф. – Вернусь к первому вопросу – как ты узнал за эльфа?

– Я видел тебя в его мыслях, перед смертью..

– Перед смертью? – оживился и заинтересовано спросил юноша. – Значит, ты что-то знаешь из черной магии?

– Нет.. – потупился Мерик. – Не знаю как, но я могу это делать неосознанно. Это алкомагия.

– Алкомагия? – расхохотался Вольф.

– Я серьезно! – с обидой в голосе проговорил маг. – Я даже трактат написал..

– Кто-то еще об этом знает?

– Об алкомагии и трактате? – удивленно спросил Мерик.

– Об эльфе! – сквозь смех проговорил разведчик.

– Ааа.. Я Кларку говорил, он занимается этим делом, и мы работали вместе..

– Хорошо. – вдруг четко проговорил Вольф. – Сейчас увидим, что из этого правда.

Весь этот разговор мало что для него значил, он лишь подстраивался, чтобы вломиться в сознание человека. Все прошло гладко, сопротивления у пьяного мага почти не было. Вольф уже умел неплохо умел читать мысли, и в его сознание потоком хлынули мысли, образы, воспоминания человека. Детство, обиды, учеба, отречение, потери, странствия, нищета, надежда, упадок, разочарования, вера, радость, безнадежность.. Воспоминания и видения смерти эльфа, беседы с Кларком. Да, он не врал. И мысли об ученике тоже правда. Глубже.. Отголоски магии, довольно сильной и необычной. Интересно.. Вольф покинул его сознание, и голову заняли его собственные мысли о том, что делать дальше с этим человеком. Он был интересен ему, и опасности как таковой не представлял. Можно пока оставить вживых. Хотя.. А что если?.. За пару мгновений Вольф обратился и набросился на человека, повалив того на кровать. Его зубы вцепились в шею, пробили кожу и впились в плоть. Слегка солоноватый привкус с металлическими нотками, примесь алкоголя пощипывала язык. Вязкая и теплая кровь дразнила, распаляла жажду и ярость глубоко внутри. Дернулся зверь. Он охотник, и в его лапах жертва, он ощутил свою власть над ней, ее жизнь с кровью перетекает в него. Вольф опомнился и ослабил хватку, начал успокаиваться, чтобы не потерять контроль над зверем. Каэр-Хан этого бы не хотел. Он обратился снова в человека, осмотрелся. С некоторым наслаждением облизнул окровавленные губы и посмотрел на человека на кровати. Он лежал без сознания, на шее виднелась довольно большая рана, из которой текла кровь. Оборотень отвернулся от него и прошел к столу, перебрал книги и нашел рукопись. Хмыкнул и спрятал ее под плащом, надо будет показать шаману. Вернулся к человеку, рана на его шее перестала кровоточить. Вольф подошел к двери, обернулся и проговорил:

– Если выживешь – посмотрим, что из тебя выйдет. До полнолуния три недели.

UTC +7:00
Петр
26 августа, 2016, 19:17 UTC

Закрыл и замкнул дверь, ушел. Утром, перед уходом в Фогельзанг, он переговорил с Кальвином, чтобы за Мериком пока присмотрели. Он не одобрил такой поступок, сказав, что с магом могут быть проблемы, и эти проблемы будут его. На что Вольф попросил лишь к его возвращению найти где-то в городе хороший подвал. Ближе к обеду выдвинулся в путь. Дорога была без приключений, и уже к вечеру седьмого дня он вошел в поселение.

Первым делом направился к шаману и отдал послания Дитора и Эббота, тот посмотрел их и велел зайти завтра, поговорить на свежую голову. Подходя к дому, Вольф увидел, что его там уже ждет Тэша. Теплое и приятное чувство шевельнулось в груди, пусть и уставший с дороги, но сейчас он был очень рад ее увидеть. Казалось, будто он так давно ее не видел. И как только она знает, когда он вернется? – подумал он про себя, и неожиданно ему шепотом ответил зверь. – А вдруг она знает больше, чем ты представляешь.

Ночь, все вокруг мерцает в зареве пожара, небо далеко на востоке начинает светлеть перед рассветом. Большая битва, даже не разобрать, кто с кем дерется. Вокруг полно людей и эльфов, отовсюду слышится лязг доспехов и звон оружия, крики раненных и умирающих. Воины пробираются буквально по трупах своих собратьев. Невообразимый хаос, среди которого изредка проскакивают вспышки молнии. Что же это такое? Внезапно все озаряется зеленоватым светом, по земле волной расходятся мелкие электрические разряды зеленоватого оттенка. На миг все будто замерло. Затем все поле боя будто заново ожило, с земли начали подниматься воины. Они медленно поднимались с остекленевшими глазами, подбирали оружие и принимались атаковать всех без разбору, некоторые добивали раненных, кромсали тела живых на части. В битве сошлись живые с мертвецами.. Вольф подскочил на кровати и проснулся. Слава предкам, что это был только сон, но настолько реальным он выглядел. Было тепло, но он не мог унять дрожь в теле, образа увиденного не покидали его. Уже не первый раз такие сны.. К чему это все? Это прошлое или же предупреждение?

На следующий день утром Вольф пошел к Каэр-Хану. Тот уже ждал его, усадил за стол и начал расспрашивать обо всем, что происходило на совете с послами. Вольф все детально ему рассказал, упомянул о друиде и инквизиторе. Шаман внимательно все слушал, временами хмурился, переспрашивал и уточнял. А когда Вольф рассказал о том, что чувствовал от друида – заинтересовался, спросил:

– А что именно тебя насторожило?

– С ним что-то было не так, я чувствовал магию, и в то же время было туманное ощущение чьего-то еще присутствия, какой-то чужой магии. – Вольф не мог просто подобрать слова, чтобы в полной мере объяснить все свои ощущения.

– Не к добру это. Похоже на то, что я ощутил уже давно. – нахмурившись заключил шаман.

– А что это?

– Еще рано делать выводы, надо разузнать.

Далее разговор зашел о магии, и Вольф рассказал о своих экспериментах над разведчиками. Шаман сначала спросил, не сошел ли тот с ума, что так рисковал, хотел даже моральных тумаков выписать. Но потом, узнав о результатах, смягчился, начал выспрашивать детали и даже поделился своими собственными наблюдениями и опытом в попытках залезть в разум животных, взяв предварительно обещания не пытаться это повторять без должной подготовки. Также рассказал о паре-тройке приемов, которые могут помочь проникнуть в чужое сознание. По его словам, он нашел их в одной книге, но по определенных причинах не может дать ее почитать. Вольф поинтересовался, по каких именно, на что шаман, даже при его выдержке, несколько занервничал, и поспешил сменить тему разговора. Понимая, что на учителя давить сейчас нет смысла, Вольф поддержал смену и рассказал о Мерике. Каэр-Хан был несколько озадачен, и переспросил:

– Ты в самом деле его обратил?

– Да. Я не убивал его, когда уходил – он был без сознания, и рана от укуса затягивалась.

– Зачем ты это сделал? – может, показалось, но в голосе еле заметно проскочили нотки сочувствия.

– Он искал меня, и неплохо осведомлен. Но что важнее – он маг, и довольно необычный, в его памяти и сознании много чего интересного, и я решил что он нам пригодится. – спокойно и рассудительно объяснил Вольф, затем достал трактат Мерика и протянул учителю. – А еще меня заинтересовало вот это, он называл это алкомагией.

– Как-как? – улыбнулся шаман и с интересом стал рассматривать рукопись. – Алкомагия? Ты хоть уверен, что те образы, которые видел в его сознании, не банальная белочка? Так ведь и оконфузиться можно.

– Уверен. – четко ответил Вольф, но глубоко внутри начал нервничать, и уже сам решил сменить тему. – У меня есть вопрос.

– Я тебя внимательно слушаю. – задумчиво проговорил Каэр-Хан, листая и просматривая рукопись.

– Когда я напал на человека, почувствовал вкус крови, мне стало труднее сдерживать зверя.. Он будто взбесился, я чувствовал что он хочет еще, ощущал его голод.. И вместе с тем я ощутил, как с кровью меня самого наполняет сила того человека, энергия. – Вольф старался максимально точно передать и объяснить свои впечатления, он заново прокручивал этот момент в голове и будто снова очутился там.

UTC +7:00
Петр
26 августа, 2016, 19:19 UTC

– Мой дорогой друг.. – неожиданно мягко проговорил шаман, отложил в сторону книгу и посмотрел в глаза ученика. – Как ты уже знаешь, в нас находится зверь, и в тебе он особенно силен. Неудивительно, что тебе надо быть сильнее его, и он чаще обычного дает о себе знать. А кровь и ощущение жертвы в руках только распаляют его. Насчет энергии.. – тут Каэр-Хан чуть откинулся в кресле и устроился удобнее. – Кровь – один из самых лучших аккумуляторов, в ней содержится как сила и энергия существа, так и часть информации о нем. Существует даже отдельный раздел магии – магия крови. Только это уже за гранью магии жизни, из разряда черной. Ты же почувствовал прилив сил, потому как начал впитывать жизнь того человека, это могут все оборотни, так они восполняют свою энергию, и это же довольно часто сводит с ума обращенных.. – последнее он проговорил даже с некоторым сожалением.

Вольф надолго задумался, а шаман пристально за ним наблюдал, затем встал, подошел к нему, по-отечески похлопал по плечу, усмехнулся и сказал:

– Ну ладно, не забивай себе голову, это все в порядке вещей и в нашей природе. Главное пользоваться этим ответственно и с умом. Вот что, я пока посмотрю эту рукопись, а завтра ты зайдешь, и еще побеседуем. Ой ёй! Я же за дистилятор забыл!

Каэр-Хан побежал к дальнему столу, на котором стоял замысловатый аппарат и размеренно испускал клубы пара, и принялся что-то подкручивать, доливать из колб с соседнего стола. Закончив все, он неспешно вернулся и подмигнул ученику. Вольф не переставал удивляться шаману, каждый раз у него в лаборатории появлялось что-то новое и интересное. Молодой оборотень поблагодарил учителя и вышел из лаборатории. Разговор с ним поставил много вопросов, и поразмыслить было над чем. Вольф прогулялся, чтобы развеяться, а затем окунулся в привычную атмосферу такой знакомой размеренной жизни их городка. Приятно было снова увидеть знакомые лица, узнать в них друзей, с которыми в детстве пережили столько приключений. Но так же и немного грустно, ведь некоторые его сторонились и опасались, боялись посмотреть в глаза и всячески избегали.

Утром следующего дня он снова пришел к шаману, и застал его за столом, занятым чтением той самой рукописи. В воздухе витал пряный и дразнящий аромат. На ближайшем столе стояло несколько открытых банок, в которых пузырилось какое-то зелье. Осмотревшись, Вольф заметил под столом открытую клетку, а на ножках столов и стелажах отчетливые следы когтей. В тени под одним из стелажей что-то шевельнулось. Каэр-Хан отложил в сторону книгу и несколько исписанных листов.


– Занятную вещицу ты мне подкинул. – весело обратился он к вошедшему. – давненько я не видел ничего подобного.

– Что же это такое? – тоже заинтересовался Вольф, отведя взгляд от полок.

– По сути это сборник начальной магии, приемов и методов разных школ, основных принципов, хотя в определенных местах информация довольно подробная и глубокая. Вот только написано все это криптописьмом, хоть и довольно простым. – лицо шамана озарила довольная улыбка. – Ты говорил, что он называл это алкомагией?

– Ну да, и в его воспоминаниях я видел, как с него насмехались потом маги.. – с некоторым интересом ответил оборотень, устроившись в кресле напротив учителя.

– Все ясно.. Помнишь, еще при нашем знакомстве, я говорил тебе о магии? – Вольф утвердительно кивнул, и шаман продолжил, задумчиво потирая подбородок. – Так вот, некоторые люди рождаются со способностями к магии, и у некоторых из них развито ее инстинктивное понимание. Это как врожденное знание, только его нужно пробудить. И этот твой Мерик – один из таких. В нем есть хороший потенциал, но он совершенно не умеет им пользоваться, и не пробудил свой талант. Он может к нему немного приблизиться, когда находится в состоянии измененного сознания, но поскольку это было под алкоголем – получается далеко не много, как не много вышло и перенести на бумагу. Возможно то, что ты его обратил, может даже ему помочь в этом. Во всяком случае я тут набросал на бумаге некоторые заметки и рекомендации ему, передашь, если он справится при превращении. Если уж он сумел из умирающего вытащить воспоминания, может, из него и будет толк..

С этими словами Каэр-Хан взял со стола исписанные листы, которые отложил ранее, дописал несколько строчек и аккуратно запечатал в конверт. После чего вложил его в книгу и передал ученику. Вольф взял книгу, и в этот момент что-то коснулось его сапог. Он опустил глаза и от неожиданности чуть не подпрыгнул. Что-то большое и мохнатое, странного ярко-зеленого цвета терлось у ног.

– Ух ты ж ёлки! Это что такое? – удивленно уставился Вольф на существо.

– Мурзик! Кошкино отродье! Я сейчас твою ленивую задницу присмалю! – Каэр-Хан схватил со стола пробку от бутыли и запустил в этот шерстяной ком.

Животное мяукнуло и отбежало в сторону, затем забралось на верхнюю полку стелажа и там уселось. Теперь Вольф смог его внимательно рассмотреть. Это был большой и пушистый лесной кот, только вот ядовито-зеленого цвета и с фиолетовыми полосами. Он самодовольно смерил оборотней взглядом, с чувством собственного достоинства поднял заднюю лапу и принялся проводить гигиенические процедуры. Вольф перевел взгляд на шамана.

– Ой, и не спрашивай.. – ответил на немой вопрос Каэр-Хан и устало закатил глаза. – Где этот кот только взялся на мою голову..

– И правда, где ты его достал?

– Эх.. Сам пришел, будь он неладный. – начал рассказывать шаман с некоторым сожалением в голосе. – Я тут невзначай разбил несколько банок с настоями трав, и вот это чудо прилезло на запах, видимо, валериана там была. Так он вдобавок еще разбил несколько зелий и нализался. Видишь, какой интересный эффект от них получился? Никогда бы не подумал, что смесь может так на кота подействовать. В лесу ему теперь не спрятаться, вот и остался здесь. Но разленился теперь – жуть, мышей не ловит, а валериану днем с огнем не найдешь. Клянусь предками, на опыты пущу когда-нибудь..

UTC +7:00
Петр
26 августа, 2016, 19:20 UTC

Шаман смерил кота пристальным взглядом, затем достал бумагу и принялся писать послания Эбботу, Кальвину и Дитору. После завершения отдал их Вольфу и сказал:

– А вот это передашь нашим, пусть будут начеку. Кальвин прав, имперцы не успокоятся. Если все пойдет по плану – имперцы пришлют своих представителей в совет, организуют церковь и отдел инквизиции, чтобы таким образом влиять на людей. Но на это уйдет не один год, и надо придумать способы, как им противостоять. Задача наших в городе – следить за всем и не давать им зарываться, особенно пусть приглядывают за Милманом и другими из списка, их будут обрабатывать в первую очередь. Теперь там будет совсем другая игра. Да, отправишься на юг, найдешь Дитора, передашь письмо, он покажет тебе города и расскажет, что нужно делать, сведет с нужными людьми. Еще много чего надо успеть сделать. – сказав это все, шаман устало посмотрел на ученика и слегка улыбнулся, подбадривая.

Да, забот предстояло много, не очень простых и безопасных. А пока Вольф пробыл в Фогельзанге еще несколько дней, отдохнул в окружении родных, встречался с Тэш и подолгу гулял с ней, беседовал. Хоть как не хотелось, а надо было снова уезжать, и неизвестно как надолго.

По возвращению в Замок Вольф несколько дней наблюдал за Мериком, узнал за его передвижения. Тот вел привычный образ жизни, ни с кем не пересекался, кроме своих баб. Приближалось полнолуние. Среди ночи Вольф снова проник в его комнату. Бесшумно подошел к кровати, остановился и просто смотрел. Мерик заворочался во сне, потом проснулся, подхватился и испугано спросил:

– Кто здесь?

– Угадай с трех раз. Собирайся, надо уходить отсюда.

– Что случилось? – спросил Мерик, но при этом начал одеваться.

– Узнаешь. – отрезал Вольф и вышел.

Мерик поспешил за ним. По улицам ночного города в свете луны они добрались до какого-то дома, вошли вовнутрь и прошли в подвал. От мага явно ощущался страх. Вольф зажег лампу и осветил помещение. Довольно просторное, без окон, у стен стояло несколько ящиков и на полу мелкий мусор, в стенах вмурованы несколько металлических колец. Оборотень подвел мага к одному из них, взял с ящика цепь и закрепил в кольце, затем защелкнул на запястье мага кандалы.

– Для твоей же безопасности. – бросил на прощанье и вышел, замкнув дверь на ключ.

Мерик не на шутку испугался и заметался на цепи, поначалу пытался вырваться, но поняв тщетность этих попыток, успокоился и погрузился в раздумья. Он не знал сколько прошло времени, но оно казалось вечностью.

UTC +7:00
Петр
26 августа, 2016, 19:21 UTC

В двери подвала заскрежетал замок и в помещение вошел Вольф. Он замкнул дверь за собой на два замка, заложил крепкий брус в пазы на двери и обмотал цепью. Теперь сбежать будет очень трудно. Неожиданно он снял плащ, бросил его на ящик, принялся снимать оружие и остальную одежду. Мерик удивленно открыл рот и смотрел. Что же он задумал? Догадки были одна страшнее другой. Вольф остался в одних штанах, спрятал одежду за ящиком и, сняв кандалы, посоветовал магу сделать то же самое. Мерик послушался, разделся и стал напротив, чуть поеживаясь от холода.

– Чего ждем? – спросил робко минут через десять.

– Узнаешь. Сейчас полнолуние, три дня ты будешь превращаться, и зверь будет пытаться вырваться, овладеть сознанием, а ты должен сопротивляться и взять его под контроль, обуздать. Ну, это если выживешь при первом превращении. – оскалился и показал клыки Вольф.

Мерик ошалело уставился на него, задрожал, и у него подкосились ноги. Он присел и оперся руками о пол. К его сознанию слабо доходила вся суть сказанного. Он просидел так немного, и тут по его телу прошла судорога. Он упал на бок и, крича от боли, начал извиваться. Это выглядело как припадок эпилепсии, если не считать то, что на его коже начала усилено расти шерсть, а кости выворачивались и выпирали из-под кожи, будто их ломали невидимые руки. Лицо изменялось, удлинялось и становилось больше похоже на короткую волчью морду. Это продолжалось несколько минут, наконец, он успокоился и, пошатываясь, встал на четвереньки. Вольф тоже обратился и осторожно начал подходить. Мерик поднялся на ноги. Это был высокий оборотень, худой и жилистый. Интересно, его короткая шерсть была серой, но на морде, голове, плечах и груди виднелись светло-серые, почти белые, симметричные разводы и полоски, словно у кошки. Лишь на затылке и шее шерсть чуть длиннее, словно небольшая грива. Он поднял глаза на Вольфа. В них не было ничего человеческого, только звериная ярость, боль и злоба. Он зарычал, сорвался с места и прыгнул на черного, выставив вперед острые когти и открыв клыкастую пасть. Но не на того напал. Молниеносный и мощный удар отшвырнул серого к стене. Тот поднялся и попробовал атаковать снова. Еще один удар, и снова оборотень в полете. Этого ему показалось мало, он начал подбираться поближе. Подобравшись, он попытался напасть, но промахнулся. Черный полоснул его когтями по спине, серая шерсть окрасилась кровью. Оборотень заскулил и стал на полу, готовый к прыжку. Вольф зарычал, вложив в это всю свою ярость, и серый прижался к полу и попятился. Он обошел его кругом, стараясь не подходить ближе, и сел в угол. Он так и сидел, обхватив лапами колени и поскуливая порой. Вольф наблюдал, смотрел за ним, но в его глазах читалось лишь присутствие зверя. К утру он начал превращаться обратно. Приняв человеческий облик, он вздрогнул и будто очнулся, начав ошалело осматриваться.



– Поздравляю, ты жив.

– Поздравляешь?!! Да это ужас какой-то!! Как же больно.. – тяжело дыша, отозвался Мерик и сел на пол.

– Дальше будет легче. – попытался приободрить его Вольф.

– А тот зверюга.. Его мне не побороть.. – в каждом слове ощущалась безнадежность.

– Ты должен, иначе мне придется убить тебя.

– Зачем только ты это сделал?.. – с укором посмотрел Мерик на оборотня.

– Ты этого хотел. – Вольф выдержал взгляд, и маг сам отвел глаза.

– Я хотел научиться владеть магией! Я не умею концентрироваться и управлять ей. Как я смогу еще сконцентрироваться, побороть и управлять этим зверем?! – жалобно продолжал он.

– Не можешь усмирить контролем, так попробуй побороть силой. – дал напоследок совет разведчик. – Соберись, все свои стремления и надежды направь на то, чтобы одержать верх, бейся так, словно это твой последний бой. Покажи кто хозяин в твоем теле. Как только ты это сможешь – зверь ослабит натиск, и потом даже будет тебе помогать.

Мерик задумался, ничего не ответил. Вольф ушел, оставив на ящике небольшой сверток с едой. Маг сел, немного перекусил и начал обдумывать свои дальнейшие действия и перспективы, затем немного поспал.

Вечером Вольф пришел снова, и снова было превращение. На этот раз Мерик не атаковал сразу, долго ходил кругами, рычал и пытался достать когтями, но получил пару раз по морде и отошел на приличное расстояние. К некоторому удивлению Вольфа, он даже пытался использовать магию, но больше чем искры ему добыть не удалось. Жаль, но и на этот раз Мерик не поборол зверя.

– Я не могу.. – устало и безнадежно сказал маг утром.

– Значит, плохо стараешься.

– Как могу.. Мне не хватает сил..

– Не жалей себя, борись. Кстати, зверем ты пытался использовать магию.

– Да? – удивленно оживился маг.

– Да. Если все получится – отдам тебе письмо от шамана, там советы, как овладеть магией.

Снова Вольф ушел. А Мерик, получив новый стимул и понимая, что это его последний шанс, начал готовиться к следующему превращению.

Вечером Мерик снова превратился в зверя, Вольф с интересом наблюдал, ведь это был решающий день. Серый зарычал и попятился почти сразу, как увидел его. В глазах все тот же огонь зверя. У мага оставалось мало времени. На этот раз оборотень не повторял прошлые ошибки и отошел к ящику, сел за ним и, как в первый день, обхватил лапами колени сидел покачиваясь. Он выглядел спокойным, уставился в одну точку на полу. Вольф какое-то время смотрел на него, а потом решил, что дела из этого не будет, не побороть Мерику зверя, слаб для него человек. Черный уже занес лапу для удара, чтобы сломать ему шею и прекратить мучения, как тот тихо заговорил:

– Не надо, Вольф..

– Мерик, ты?

– Я.. Он говорил со мной.. Сказал, что будет всегда со мной, будет помогать и защищать..

– Это хорошо. Теперь ты один из нас. – с облегчением проговорил черный.

– Мне страшно.. – немного отрешенно проговорил маг.

– Ну сейчас бояться уже нечего. Идем, времени мало, надо научить тебя, что значит управлять зверем.

– Во что я превратился?.. – в словах чувствовался его страх.

– Ты – человек, и доказал это, усмирив своего зверя. Запомни это. Идем. – черный ободряюще хлопнул его по плечу.

UTC +7:00
1722445 зарегистрированных пользователей; 42706 тем; 272089 сообщений; последний зарегистрированный пользователь:info.patrickcharles