Тема закрыта для комментариев

Хроники оставшегося. Начало.

102 Ответа
Петр
14 июня, 2016, 13:37 UTC

Не доходя пару проулков к дому, снова появилось чувство, что за ним следят. Поднималось внутреннее волнение. Подошел к двери дома и начал открывать замок, прислушиваясь к каждому шороху, на взводе. Внезапно, будто электрическим разрядом по нервам, пронеслось чувство опасности, а слух уловил еле слышный низкий свистящий звук. Он только этого и ждал, резко сделал шаг в сторону и чуть присел, в дверь с глухим стуком вогнались два блестящих метательных ножа, точно там, где он стоял. Вольф резко толкнул дверь и заскочил в коридор. Снаружи услышал быстрые приближающиеся шаги. В открытых дверях появилась уже знакомая фигура. Коротко зашипели два кинжала, выскакивая из ножен, и в слабом лунном свете блеснули в руках эльфа. Тот, наверное, думал, что темнота дает ему преимущество, и сразу бросился в атаку, уверенный в своих силах. Вольф резко выхватил фальшион из ножен и приготовился. С трудом отбил несколько выпадов, темный эльф определенно был опытным бойцом. Попытался контратаковать, но чуть не пропустил удар в шею, спасла лишь собственная ловкость и реакция. С таким бойцом умений ему еще маловато тягаться. Понемногу отступал, парируя удары, а эльф взвинчивал темп. Затягивать было нельзя, иначе конец. Вольф пошел на риск – сделал пару широких быстрых взмахов клинком, чтобы увеличить расстояние, схватил подвернувшийся под руку стул и запустил им в эльфа. Тот отбил его в сторону и в это момент пропустил удар ногой в грудь, потерял равновесие и выпустил кинжал из правой руки, попятился. Вольф подскочил к нему, эльф сделал выпад кинжалом слева, целясь в шею. Оборотень бросил свое оружие и уклонился, перехватил левой рукой запястье эльфа и правой подхватил под локоть, развернул его, заломил руку за спину. Короткий удар между лопаткой и позвоночником, чуть ниже шеи – перебил нерв. Эльф вскрикнул и выронил оружие, осунулся на пол, рука безвольно висела. Он еще пытался правой рукой подобрать кинжал, но Вольф подобрал оружие раньше, повалил темного на спину и приставил лезвие к шее. Эльф схватился за его руку, пытался оттолкнуть.

– Говори, сколько вас? Кто нанял? Где другие?

– И не надейся! – зло прошипел ассасин и дернул руку с кинжалом на себя.

Лезвие перерезало ему шею, и Вольфа обдало брызгами крови. Оборотень бросил его и поднялся. Наблюдая, как убийца в предсмертной агонии дергается в луже собственной крови, он почувствовал какое-то облегчение и удовлетворение.

Ситуация складывалась не очень хорошая, хотя он еще жив, а значит все не так плохо, как могло быть. Мысли возникали будто бы сами собой, а вместе с ними пришла и одна идея. Надо будет попробовать, если останется живой. Перетащил тело в свою комнату, быстро убрал все следы в коридоре. Обыскал, нашел мешочек с деньгами, но никаких записок или других наводок. Снял с него ножны для кинжалов и наручи с метательными ножами. Это может пригодиться, подумал он и надел себе. Вышел на улицу и вытащил из двери те два ножа. Надо зайти в гости к имперцам.

Направился к тому, что вчера заходили с Тимом. Уже знакомый дом, никаких ощущений опасности или тревоги. Без особых трудностей взломал старый замок и нашел нужную комнату. Разведчик был здесь, это отчетливо чувствовалось. Выбил дверь и ворвался в комнату, перепуганный юнец подхватился с постели, глаза округлились от неожиданности и страха. Вольф в один прыжок подскочил к нему и схватил рукой за шею, прижал к стене.

– Теперь ты точно ничего не скажешь. – прошипел сквозь зубы и всадил клинок в солнечное сплетение, затем выше, под сердце.

Когда тот успокоился и отошел в мир иной, собрал все вещи, убрал следы и сжег тело, развеял остатки магии. Закрыл комнату и пошел за вторым.

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 13:57 UTC

Подходил осторожно, внимательно осматривая ближайшие дома и прислушиваясь. Ничего подозрительного не было, хотя чутье подсказывало, что где-то поблизости опасность. Тихо пробрался к двери, взломал замок и зашел в комнату к разведчику. Тот даже не слышал, что кто-то вошел, и так и умер во сне. Вольф сломал ему шею. Была даже некая жалость к нему, все-таки спящий и беззащитный человек, но цена такой жалости уже была известна. Стаскивая тело с постели, Вольф краем глаза заметил, как в окне что-то мелькнуло и зашевелилось где-то в груди предчувствие. Подошел к окну и задернул занавеску, в щель посмотрел и заметил прячущуюся фигуру на крыше дома напротив. Тело разведчика сжег и направился к выходу. Не доходя до дверей, нащупал на наручах ножи, а чутье ясно говорило, что на улице его ждут. Приготовился. Резко открыл дверь и выскочил на улицу, перекатился в сторону и, встав на одно колено, запустил в сторону запримеченного укрытия на крыше три ножа. Один глухо стукнул в дерево, два других достигли цели, послышался треск разрезанной ткани и вскрик. На крыше кто-то зашевелился и побежал, послышались быстрые удаляющиеся шаги. Вольф быстро забрался туда, вытащил нож из деревянной балки, осмотрелся. На крыше видно было в свете луны расплывающееся черное пятно крови, мелкие пятна уходили дальше. Оборотень пошел по следу, заметил блеск ножа и подобрал его, чуть дальше, у другой лужи крови лежал второй. Судя по количеству крови – зацепил серьезно. Побежал дальше по следу, перескакивая с крыши на крышу, и заметил, как темная фигура спрыгнула на одну из улочек. Последовал за ней, тоже спрыгнул на улочку, следы крови вели вдоль и сворачивали за угол. Подбежал и осторожно заглянул за угол, увидел, что в конце улочки у дома, прислонившись к стене, стояла фигура в плаще. Вольф побежал к ней, фигура в это время медленно осела на брусчатку. Когда приблизился – увидел, что это тоже темный эльф, он еле дышал и сидел в луже крови, руками зажимал рану на животе.

– Говори, сколько вас?

– Ага, щас.. – выдавил он и попробовал рассмеяться, но осекся, глубоко и прерывисто вздохнул и сполз боком на брусчатку.

Вольф проверил – эльф умер. Обыскал его, уже знакомое снаряжение и примерно столько же денег. Попутно осмотрел раны – удачно попал, один нож угодил в живот, под ребро в печень, второй зацепил плечевую артерию. Теперь понятно, почему он так быстро умер от потери крови. Заметая следы, быстро сжег тело, оружие прихватил с собой и направился к третьему.

По дороге он размышлял о событиях этой ночи и наемных темных эльфах. Почему вчера им дали уйти было и так ясно – чтобы потом выловить поодиночке и выпытать все об остальных, а Тим, скорее всего, так ничего и не сказал им, потому и убили тех, с кем он разговаривал. Да и на двоих нападать было рискованно, еще и патруль мимо проходил, а эти нападают лишь тогда, когда чувствуют свое преимущество. Так было с первым, который погнался за Вольфом. И второй занял удобную позицию возле наживки, чтобы тихо убрать. Значит, чтобы выманить третьего, надо разыграть все так, чтобы он был уверен в своем преимуществе. В том, что есть третий, Вольф даже не сомневался, вопрос был в том, не больше ли их. Хм, а почему не напали все вместе? Скорее всего опасались, что пока будут гоняться за одним, кто-то уберет имперцев, и придется действовать вслепую или уходить. А им наверняка не за это платили. Но он пока жив, и значит все делал правильно, и тянуть время уже нельзя.

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 14:07 UTC

Подошел к жилищу третьего. Как он уже знал, этот снимал в доме комнату и был пока единственным жильцом, а это упрощало задачу. Осмотрелся, ничего подозрительного, в комнате тускло горел свет, и чутье пока молчало, хотя и знал, что темный наверняка поблизости. Подошел к двери и, взломав замок, вошел. Теперь начиналось представление. Нарочито небрежно ковырялся в замке комнаты, чтобы наверняка разбудить разведчика. Действительно, когда уже открыл дверь и вошел, тот набросился на него с кинжалом. Вольф выхватил свой кинжал и начал отбиваться. Этот противник не представлял для него опасности, и он нарочно начал поддаваться и делать как можно больше шума, чтобы привлечь внимание. Еще во время боя он несколько раз достал имперца клинком, а затем сцепился с ним вплотную и, завалив на пол и повозившись, таки заколол. Подниматься не спешил, перемазал одежду в кровь и вставал уже, будто бы, с трудом, держась рукой за бок и пошатываясь. Специально прошел так близко к окну и присел у кровати, хоть и понимал, как сильно рискует.

Эльф не заставил себя долго ждать, спустя пару минут послышались быстрые легкие шаги в коридоре, и в дверях появилась фигура в плаще. Он быстро окинул взглядом комнату и бросился к Вольфу с кинжалами в руках. Оборотень только этого и ждал, резко отпрыгнул с линии атаки и, на ходу вытаскивая фальшион, рубанул им нападавшего. Ассасин не ожидал этого, потому и успел только защищаясь подставить кинжал, клинок скользнул по лезвию и зацепил ему руку. Развернувшись, он снова бросился на Вольфа. Небольшая комната не давала особо простора для боя, и оборотень довольно успешно оборонялся от раненного наемника. Хотя и темный не сдавался, вошев в раж, он только еще яростнее атаковал, забывая о защите, и почти загнал оборотня в угол. Да, живьем его не взять, хоть и достал его еще несколько раз клинком. Уклоняясь от удара, Вольф зацепил столик с лампой, в голове проскочила идея, и он быстро схватил лампу и бросил в нападавшего. Эльф хотел в полете отбить снаряд, но тонкое стекло рассыпалось на мелкие кусочки, обдав его брызгами масла, которое в момент вспыхнуло на одежде. Взвыв от боли и ужаса, он бросил оружие и попытался сбить огонь руками, но только еще больше его разворошил. Вольф отскочил от него подальше, ведь он метался по комнате и мог на него наскочить. Помещение заволокло гарью и дымом, потянуло тошнотворным запахом горелой плоти. Вконец обезумев от боли и не видя уже ничего, эльф споткнулся и, выбив окно, кубарем выкатился на улицу, схватился на ноги и побежал. Но надолго этого не хватило, он свалился среди улицы, что-то хрипло кричал обожженным горлом и пытался ползти, но вскоре затих и не шевелился, догорая словно факел. В комнате начинался пожар, а снаружи доносились голоса приближающихся стражников. Прекрасно, подумал Вольф, даже следы заметать не нужно, а теперь пора уходить. Выскочил на улицу и быстро скрылся в ближайшем переулке, снял измазанный в крови плащ, свернул, и направился к дому.

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 14:49 UTC

* * *

Кларк был местным детективом. Он работал как на власть города, так и сам на себя, распутывая мелкие делишки простонародья, если у тех хватало денег оплатить его услуги. Но также он очень придирчиво отбирал дела не от властей. Кларк считал, что сторонние дела мало поспособствуют его карьере. Как человек, детектив был ни чем не примечателен. Среднего роста, худощав, серые печальные глаза. Одежда его всегда была чистой и выглаженной, а стрижка короткой и аккуратной. Всем своим видом он старался походить на солидного, умного и знающего свое дело человека. Кларк был родом из состоятельной семьи, и поэтому деньги его мало волновали, только карьера. Так уж сложилось, что он потомственный детектив. Прадед работал в этой сфере, дед работал частным детективом и, конечно же, отец. Собственно, по этой причине он и сбежал в глубинку из большого города. Усталость быть в тени отца, раздражение и частые ссоры в семье вынудили уехать и зарабатывать репутацию с нуля. За какое дело бы не взялся он на родине, успех каждый раз присваивался отцу. Мнение людей, от которых Кларк сильно зависел, было таково, что чего бы он добился, как бы не старался – то все одно считали, что отец помог, да и вообще пропихнул в люди. Конечно же, его это очень и очень задевало. Хотя было немало громких дел, которые раскрыл он сам, но которые не признали. Такие, как выявление секты демонопоклонников среди аристократов, или же уличение одного из знати в вампиризме. Вскоре терпение лопнуло, и решение было таково – достигнуть уважения и авторитета подальше от прославленных родственников. Он мечтал стать главной ищейкой какого-нибудь крупного государства. Именно государства, а не обычного города. Да, это было его самая большая мечта, в которой он, порой, боялся признаваться самому себе. Как бы не был Кларк честолюбив и зависим от чужого мнения, он не был глупым и чересчур наивным. Порой ему казалось, что если бы не предки, то он достиг бы признания намного, намного раньше. Поэтому нужно очень много работать, чтобы достигнуть своих целей.

И вот боги дали ему шанс, предоставили интересное и рискованное дело. Кларк уже некоторое время знал, что Империя начинает расширять свое влияние на небольшие государства. И даже в этом не примечательном городе уже появились слуги и агенты Империи, хоть и тайно. Но у сыщика были свои уши на улицах, в которые порой доносились признаки имперцев, а то и громко кричали, что скоро все развернется. Также он прослышал о группе мятежников, которые всеми силами стараются помешать силам Империи. Кто они – точно неизвестно, но что есть, было очевидно. По долгу службы о своих догадках, и даже знаниях, он должен был доложить властям города, но он опасался за свою жизнь. Вмешиваться в политику дело опасное, можно поплатиться чем то большим, чем просто жизнь. Ведь очевидно, что кто-то из властей в курсе всего происходящего. Кларк не умнее всех, он понимал это, и понимал, что здесь играют люди куда могущественнее, чем даже его семья. Аккуратно и не привлекая к себе внимания, сыщик одним глазком погружался в это дело и также быстро выныривал обратно, чтобы не быть замеченным. И вот подвернулся совершенно удачный случай, которым он решил воспользоваться. Некий недоучка-маг Мэрик. Конечно, о нем слышал и раньше, но это птица далеко не высокого полета, да и птица ли? Многие его недолюбливали, да и магом его можно было назвать с огромной натяжкой, пара фокусов и ничего более. Для мага он был слишком молод. Хоть и известно, что волшебники умеют сделать себе любую внешность, какую только заблагорассудится, но он слишком много болтает, слишком много пьет и совершенно не знает этикета. Опытный маг не привлекал бы к себе внимание таким низменным способом. Все бы ничего, но Мэрик влюбляет в себя наивных дурочек, и одна из этих дурочек оказалась дочерью высокопоставленного члена общества. Поэтому-то Кларк и решил работать вместе с молодым магом, когда случайно увидел его на месте происшествия. На помощь мага надежд он не питал, но если удачно все обставить,

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 15:27 UTC

На помощь мага надежд он не питал, но если удачно все обставить, если суметь как-то разменять мага при удобном случае.. Детектив Кларк вознесется, а маг Мэрик отправится на растерзание властям или же самим имперцам.

Несколько недель после памятного знакомства мага с детективом в городе было тихо. Никаких подозрительных убийств, краж или чего еще. Совсем тишина. Мэрик порой чувствовал легкую рябь в пруду своих магических ощущений. К сожалению, она была настолько легкой, что разобрать источник или хотя бы направление не представлялось возможным. Мэрик сидел у себя в комнате, которую снимал в одной из дешевых харчевен. Радовало только то, что поклонницы преподносили ему такие подарки, которые можно было легко сбыть, чтобы заработать немножко денег и платить за кров, еду и питье. Как к магу к нему никто не обращался, да его им никто и не признавал. Пару раз удалось выпустить пламя, люди носили его на руках, но быстро поняли, что это было счастливая случайность для заклинателя. И вскоре из всех клиентов остались бабушки, которые просили сделать ту или иную настойку от спины, а то и еще чего. Но Мэрик был не обучен толком и алхимии, так что клиентов не осталось вовсе. Оставалась вся надежда на его любовные похождения. В помещении царил, разумеется, беспорядок. Постель с матрасом, одеяло грязной кучей валялись в углу, пара деревянных тарелок с объедками и много, просто неимоверно много пустых бутылок валялось на полу. На письменном столике валялись запачканные бумаги с каракулями, скомканные листки валялись под самим столом. Парочка затертых и пыльных книг образовали собой подставку. Только дневник с кожаной обложкой выдавал своим видом то, что им порою пользуются. В углу еще покоился небольшой сундук для поклажи, но пыли на нем было столько, что, казалось, тот развалится под ее весом. В комнате было всего одного окно, которое, как и все в этой комнате, было очень грязным, а на подоконнике горками валялись тряпки, которые некогда служили занавесками.

Мэрик, сгорбившись, сидел на стуле и пытался что-то прочесть на клочке бумаги. Глаза его слезились от едкого дешевого табака, который он покуривал. Мыслями же маг был в прошлом. Младенцем его подбросили на порог колдуну в качестве жертвы. Родители, в общем, были еще те, да и сама деревенька, где он вырос, уж очень напоминала пристанище нечестивцев. Колдун мальчика не зарезал на жертвенном алтаре, да и, как признался учитель, он никогда и не помышлял о таком. Все это чокнутые деревенщины подсовывали нежелательных детей ему, но он их всегда возвращал с угрозами скорой расправы, а вот его не успел. К тому времени, когда выяснил кто его мать, та уже была мертва. Пришлось оставить младенца себе. Колдун старался учить мальчика, как мог. Но Мэрик был мало того, что очень ленив, и вообще далеко не самым послушным ребенком, так у него совсем мало было способности к концентрации. Тогда учитель сказал, что у него от природы, на удивление, есть склонность к магии, но создатель словно пошутил над ним и совершенно не дал хоть какой-то способности к концентрации. Все у него получалось абы как, вернее мало, что получалось, а что и получалось, то благодаря удаче. Затем учитель погиб при странных обстоятельствах, а он с начальной базой магии, которую с трудом мог применять, отправился в ближайший город ради лучшей жизни. Рука потянулась к бутылке, и он устало произнес:

– Лучшая жизнь, ага, как же. Вот все, о чем я мечтал..

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 16:00 UTC

Но не успел он сделать и глотка, как услышал крик людей недалеко на улице и топот железных сапог стражников. Затем услышал запах гари. Подняв плащ с пола и накинув на себя, Мэрик двинулся к выходу из комнаты. Запоздало понял, что бутылка до сих пор у него в руке, вернулся, поставил на столик и вышел.

Стражники вперемешку с обычными людьми цепочкой передавали ведра с водой, чтобы потушить горящий дом. Но все усилия были тщетны, и оставалось только следить за тем, чтобы огонь не перекинулся на соседние дома. Любопытные зеваки собрались в группки и о чем-то судачили. Кто-то обвинял во всем демонов, кто-то поговаривал, будто там жил какой-то волшебник и вот доигрался. Обычный набор людских сплетен, одна другой краше. Даже романтичные были. Мэрик проходил мимо, на него посматривали с неприязнью, а то и отпускали шуточки, дескать, не он ли случайно поджег дом. Маг не обращая внимания, продвигался ближе. Дом начал разваливаться по кускам, то там балка надломится и рухнет, то черепица обвалится и разобьется. Немного поодаль от осколков разбитого окна он увидел Кларка и группу склонившихся к земле клериков. Клериков узнать было не трудно в их зеленых балахонах с вышитой золотыми нитками змеей на спине. Их держали в кругу немногочисленная стража, отгоняя чересчур любопытных, которым хотелось все увидеть и стать героем, который поведает все новости в таверне. Мэрик двинулся прямиком в сторону стражников, огибая уже расходившийся люд. В этот раз вы хрен что узнаете, сплетники – позлорадствовал Мэрик про себя, а затем устыдился своих же мыслей. Стражники не стали преграждать дорогу магу, так как уже были оповещены, что тот работает вместе с Кларком. Хотя и одарили его взглядами полного презрения. Войдя в круг, Мэрик увидел, что клерики согнулись над обгоревшим трупом, правда, он увидел только руку трупа, черную, как смола.

– Что произошло? – поинтересовался Мэрик, встав рядом с Кларком.

– Пожар, разве не видишь? – сухо ответил тот, ни капли не изменившись в лице.

– А кроме очевидного? – Кларк не повел и глазом, и долго держал паузу.

– Кроме очевидного спрашиваешь? Кроме очевидного, похоже, наши старые знакомые решили немного пошалить.

– Я так понимаю, есть на то причины?

– Тело. - на этот раз Кларк посмотрел Мэрику в глаза, увидев там незаданный вопрос. – Да-да, именно тело. – он подозвал одного из клериков.

К ним подошел пухленький розовощекий парень лет двадцати. Перед тем, как начать, он повернулся к своим коллегам, что-то им шикнул, и те почтительно отошли от трупа. Правда, за его полной фигурой Мэрик не смог ничего разглядеть. Присмотревшись, он узнал этого парня. Один из сынков заведующих лечебницей, не удивительно, что в таком возрасте уже управляет целой бригадой.

– Ну, что я могу сказать. - мягким голосом начал клерик, при этом заламываю свои пухленькие ручонки. – Это определенно темный эльф, да-да. Хоть он и обгоревший весь, но глаза не успели пострадать. А красные глаза, как мы все знаем, у обычных эльфов не встречаются. Разве что перепил и долго не спал, но и то сомневаюсь, что был бы такой эффект. – клерик сильно нервничал, что было заметно не только по речи, но и по виду. – Возможно, ему помогли выброситься из окна, тут сказать пока ничего не могу. Но перед этим ему были нанесены колющие ранения, но думаю он и так бы умер, даже если бы не было этого пожара. С такой высоты разбиться нельзя насмерть. Думаю.. – Кларк перебил его.

– Думать будем мы, оставьте, пожалуйста, свое мнение при себе. Ваше дело другое. Разрешите мы осмотрим тело, а потом вы его заберете?

– Да, конечно. Только не знаю, что вы хотите там увидеть еще. И по долгу службы я должен известить городские власти, что в городе обнаружен темный эльф, хоть и мертвый.

– Не беспокойтесь, я это сделаю сам. – клерк кивнул и отправился к своей группке.

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 16:22 UTC

Мэрик задумался. Темный эльф в городе? В их городе? Темным эльфам, как и в большинстве городов, были не рады. Пропустить стража его не могла, выходит, что он пробрался скрытно. Теперь стало ясно, почему Кларк объединил оба дела. Только чудом темные эльфы и магия смертников могли быть не связаны друг с другом. Из-за пожарища с неба сыпалась зола, повеяло холодом, улицы заволокло дымом, что предвещало начало дождя. Стражников оставили только для сопровождения тела. Вернее его отнесения куда следует, остальных же отправили тщательно патрулировать улицы города. Вскрывать тело эльфа будут в специальном для этих дел отведенном месте, если его, конечно, будут вскрывать. Люди слишком суеверные и вряд ли захотят связываться этим созданием, пусть и мертвым. Шагом они двинулись к трупу. Мэрик склонился, но он, разумеется, не слишком разбирался в медицине. Увидел на обугленной коже следы ран от клинка, длинные уши, которые выдавали в нем эльфа. Заостренные скулы, нос, волосы все обгорели.

– Ну, что скажешь? – полюбопытствовал Кларк.

– Я не клерик. – отозвался маг.

– Мне и не нужно твое медицинское заключение. Посмотри на его одежду. – Мэрик послушно осмотрел его, а Кларк продолжил. – Это наемник, вне всяких сомнений. И почему-то мне кажется, что работу он выполнить не сумел.

– Хмм. Попробую одну из своих методик, – детектив странно посмотрел на Мэрика, а тот продолжил. – Возможность, удастся урвать малые крохи общей картинки.

– О чем ты?

Маг поднялся на ноги, распахнул свой плащ. На поясе у него висело пара фляг, он отстегнул одну и приблизился к Кларку.

– Я выпью вот это, – показал он на флягу, словно объяснял дураку ее назначение. – и постараюсь увидеть последние мгновения его жизни. Но! Имей в виду, когда я потянусь ко второй, не дай мне этого сделать. Врежь мне пощечину, но не так сильно, чтобы выбить дух, а образумить. И направь на труп со словами «работай», понял?

Кларк не скрывал своего искреннего недоумения. Что этот болван задумал, и что значит все то, что он сказал ранее? Либо у него не все в порядке с головой, хотя это не удивительно, либо этот ловелас не так прост, как кажется.

– Не совсем, но сделаю. – кивнул он в ответ.

– Тогда приступим.

Мэрик открутил пробку и залпом принялся пить жидкость. Кадык его нервно дергался. После того, как он осушил всю флягу и откинул в сторону, его заметно пошатывало. Алкоголь – догадался Кларк, как по виду мага, так и по запаху. Мэрик потянулся ко второй фляге с заплетающимся языком:

– После первой и второй.. – Но Кларк уже нанес несильный удар и, взяв за шею, повернул к трупу.

– Работай! - процедил он сквозь зубы. И до сих пор не понимал, зачем согласился на этот бред.

Мэрик ничего не сказал в ответ, склонился, а затем и упал прямо на труп темного эльфа. Затуманенные глаза искали голову на этом огромном, как ему казалось куске горелого мяса. Как только он нашел ее, то приставил к его вискам свои руки. Ощущения потекли в его голову, затем резкая боль и он едва просипел:

– Твою ж мать! – мага обильно вырвало на лицо трупа, и сам он распластался рядом без сознания.

Приблизившаяся стража стояла открыв рты, переводя взгляды от заблеваного трупа, пьяного тела Мэрика и злого Кларка. Детектив рывком прошагал к выкинутой фляге, поднял ее, принюхался и также резко отстранился с отвращением на лице.

– Что там, сэр? – спросил испуганно командующий стражник. Кларк беззвучно кинул ему фляжку. Тот принюхался, убрал от своего лица жестянку, как ядовитую змею, и смачно выругался.

– Да-да. - зло прокомментировал Кларк. – Этот ублюдок выпил целую флягу гномского самогона!

* * *

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 16:41 UTC

Дома он зашел в комнату, как бы между прочим пнул окоченевшее тело темного эльфа, и начал чистить одежду, успокаиваясь понемногу. Очень уж насыщенная ночка выдалась. До утра оставалось немного и Вольф, замкнув комнату и все проверив, таки прилег и вздремнул немного, хоть это и далось с трудом.

Утром он вышел из дома и направился к местам ночных приключений. Ничего подозрительного, и чутье молчало, а это уже обнадеживало. У площади вовсю гудели об убийстве и пожаре, пересказывали слухи и домыслы. Вольф нашел взглядом одного из информаторов и, отойдя в сторону, дал задание разузнать все о ночных событиях и слухах, а так же узнать, как вообще смогли в город пробраться незамеченными темные эльфы. Еще немного погуляв и перекусив быстро, направился в верхний город, где снова плутал улицами и зашел к алхимикам. Теперь он понимал, почему Кальвин с Мартой так перестраховываются. Кальвин, наверное, из-за стола с этим дневником так и не поднимался последний месяц.

– Наделал же ты шуму, и как только за один день успел? – устало произнес Кальвин, увидев Вольф. – Наверное, встал пораньше? – едва улыбнулся алхимик.

– Извини, о таком меня не предупреждали, да и мы поспешили.. – начал оправдываться молодой оборотень, разглядывая свою обувь.

– Да что уж извиняться, Тима не вернешь, и тех троих. – печаль явственно почувствовалась в голосе, но только на один миг. – Хотя надо признать, и наша вина здесь есть. Во всяком случае мы живы, а это уже радует. Рассказывай, что было то за день?

Вольф честно и в деталях рассказал обо всем, что произошло с ними, не утаил даже подробности их с Тимом визита к имперцу.

– Дураки, что поверили, и вдвойне – что отпустили. Чуть не завалили нам все. – он нервно заламывал пальцы, нервы от полнолуния его еще не отпускали. Кальвин подошел к Вольфу и положил руку на его плечо и сжал, чтобы тот посмотрел в его немолодое лицо. – Хотя, ты везучий волчара, и дерзкий. Дитор не ошибался. Жаль, что это были пустышки, приманка, и что-либо о заказчиках нам не узнать.

– Кстати, а как можно вытянуть информацию из людей?

– Ну ты же знаешь, они расскажут, если их спросить. Видел же, как Дитор спрашивает. – алхимик сел на свой стул, принявшись как обычно копаться в бумагах.

– Видел, и мне это не очень нравится, так что угодно сказать могут, всё, что от них хотят услышать, и не имеет значения, правда ли это. – Вольф сам не ожидал от себя таких слов. Уж тем более некого подобия сочувствия к врагам.

– Тоже верно. Ну, есть еще несколько рецептов зелий, – начал перечислять Кальвин. – сывороток правды, некоторые одурманивающие отвары могут развязать язык и тебе выложат все как на духу. Но обычно их трудно или долго готовить, или же опасно применять.

– А кроме зелий можно как-то?

– Можно, но надо хорошо разбираться в магии. Встречал я как-то упоминания о таких техниках, кажется школа Иллюзии, они позволяют проникать в сознание людей. Но мне, алхимику, это ни к чему, потому не вдавался в подробности.

UTC +7:00
Петр
14 июня, 2016, 17:12 UTC

– Хм, а проникнуть в сознание мертвого существа можно?

– Чего?! – Кальвин подорвался, как ужаленный, и с необычайной скоростью встал лицом к лицу к Вольфу, буравя того взглядом. – Ты чего это удумал?

– Ничего я не думал, просто спрашиваю. – он уже начинал жалеть, что спросил. Но осмелился зайти немного дальше. – У меня дома труп темного эльфа лежит, думал из него вытащить что-то можно.

– Избавься от него! И даже не вздумай о подобном помышлять!

– Почему? – такой наивный, детский вопрос.

– Потому! – отрезал алхимик, затем немного смягчился и пригладил ворот Вольфа, который, сам не знамо как, схватил мгновением назад. – Чтобы разговаривать с мертвыми нужно либо знать черную магию, либо самому быть мертвым.

– Черную магию?

– Да, это очень страшная и мощная сила, и использовать ее безнаказанно нельзя. Ее цена ужасна. Никогда не спрашивай о ней и не пытайся искать и изучать. Не зря ее запретили. – Алхимик отвернулся, нервы сдавали, чертово полнолуние – ругнулся он про себя. Закрыв глаза, он надеялся, что молодой разведчик больше не будет задавать вопросов на эту тему.

– А как это возможно быть мертвым и при этом разговаривать? – не унимался Вольф. Внутренний зверь дернулся в заинтересованности, было ощущение, будто тот отрастил себе длинные уши и навострил их. Вольф, как мог, подавил это безумное любопытство, растекающееся по его телу.

– Ты издеваешься? – неожиданно взорвался Кальвин. – О некромантах никогда не слышал? – также резко он повернулся обратно к Вольфу. В его глазах горел огонь ярости и печали. – Если правда не слышал – тебе же лучше. Жаль, их не всех перебили.. Все, закрыли эту тему. И труп свой убери.

– Это не мой труп.

– Ладно, оговорился. Что дальше делать собираешься?

Надо узнать о тех темных, как они пробрались, ну и Дитору, конечно же, весточку отправить. А как там с дневником?

– С дневником есть небольшие продвижения, скоро можно будет прочитать, ну а с Дитором я свяжусь. – Затем Кальвин выдворил Вольфа из комнаты. Устало сел за стол, достал из шкафчика какую-то невзрачную бутылку и осушил несколькими глотками ее содержимое. Оборотень немного успокоился, разговоры о некромантии сильно задели его.

После разговора Вольф снова направился в Нижний город. Пока не было новостей, старался не отсвечивать в городе, залег на дно, в основном заседал в тавернах и не пересекался ни с кем. Да это и на пользу было после столь напряженных дней. Это затишье казалось и вправду благом. Спустя несколько дней его нашел информатор и сообщил, что удалось узнать, как темные пробрались. В квартале беженцев глубокой ночью один мужик по малой нужде вышел, ссыт и видит, как по крепостной стене вдали три фигуры взбираются. Сначала подумал, что спросонья привиделось, но как начали расспрашивать – вспомнил и рассказал. Вольф вздохнул с облегчением, и наконец-то расслабился более-менее.

UTC +7:00
Петр
16 июня, 2016, 12:15 UTC
UTC +7:00
Петр
16 июня, 2016, 12:36 UTC

Глава XIII. Игра разума

Мэрик стал мало-помалу приходить в сознание. Мягкий, ласковый свет наполнил глаза. Перед взором встал зеленый, ухоженный, персиковый сад. Созревшие плоды бережно срывали женские руки. Скоро фрукты переправят на рынки, где их захотят отведать надоедливые насекомые. В один момент на оранжевую, спелую кожицу усядется оса и начнет перебирать лапками, чтобы попробовать вкусить этот сладкий плод, но в тоже мгновение продавец с огромным зеленым лопухом сгонит ее прочь, и оса с жужжанием полного возмущения унесется прочь на поиски другого лакомства. Мэрик подходит к улыбчивому продавцу и покупает парочку персиков. Обтерев фрукт краем рубахи, вонзается зубами в сладкую плоть, а чудесный сок льется по пищеводу. Болезненная улыбка появилась на лице. Как жаль, что это всего лишь солнце светит на его опущенные веки, проецируя подобные мысли в воспаленном воображении. По телу разлилось приятное тепло, он чувствовал, что лежал под одеялом. Глубоко вдохнув, он ощутил приятные носу запахи. Одеяло было явно выстирано, не то, что у него дома. Но блаженство было недолгим. Организм принялся пробуждаться, дабы его хозяин ощутил всю полноту своих ощущений, а не только приятные моменты. Первым делом во рту почувствовался горький, мерзкий привкус, будто нагадила кошка, или же просто сдохла. Посредине груди ощущался пульсирующий комок тошноты, который плавно течет вверх, завоевывая сантиметр за сантиметром территорию, и скоро его стошнит. Слух обострился, в голове гремит, словно ее засунули в барабан, виски будто клещами сдавливало. И сейчас Мэрик приготовился к самому худшему – он решил приоткрыть свои глаза. Солнце ударило по зрачкам и в мозг вонзились сотни бритвенно острых кинжалов, грозя исполосовать все сознание на маленькие кусочки. Маг замычал от боли и зажмурился обратно, наивно полагая, что спрячется от боли таким простым способом. Комок желчи уже пересек границу горла, и человеку оставалось лишь повернуться и свесить голову, дабы не опорожнить свой желудок прямо в постель. Это тоже было не лучшей идеей. Он повернул лишь немного голову, но ему показалось что после этого она сделала несколько полных оборотов вокруг шеи и вот-вот должна была отвалиться и покотиться по полу. Он еле удержался чтобы не свалиться с постели. Горечь долго изливалась из него и, казалось, он уже должен был выплюнуть собственный желудок. Обостренный слух услышал медный звук под собой. Кто-то проницательно решил поставить таз рядом с кроватью. Увидеть его он не мог, так как глаза держал зажмуренными. Как только первый круг ада похмелья прошел, он откинулся обратно на подушку и принялся со второй попытки открывать глаза. Перед взором все плыло, только солнечный свет изначально он мог различить. Затем картинка стала проявляться четче, хоть местами и в неестественных цветах. Деревянные стены его комнаты отдавали чистотой. В правом от себя углу, он увидел штандарт местной больницы. Зеленая тряпица, на которой белыми нитями был вышит тюльпан. Медленно он решил осмотреть себя. Все его тело было завернуто в клетчатое одеяло, которое немного кололо. Теперь уже и чувствительность кожи стала ощущаться. На скуле что-то принялось пульсировать, он поднес руку к лицу и аккуратно надавил на пульсирующую область, та под давлением пальцев вспыхнула острой болью. «Кто-то мне не хило навесил».

UTC +7:00
Петр
16 июня, 2016, 12:57 UTC

– Как самочувствие?

Мэрик аж подпрыгнул в постели, от чего в голову словно ударили молотом и снова начало мутить. Громкий, неприятный голос ужасно резал слух. Хотя в его состоянии вряд-ли сейчас какой-то голос был бы приятным. Маг принялся медленно, неторопясь, поворачивать голову в левую, необследованную, сторону. Первым делом бросилась в глаза небольшая тумбочка, стоящая рядом с кроватью. На поверхности дерева покоился прозрачный графин, полный воды, и прозрачный стакан. В горле при виде воды запершило. Ужасно захотелось пить, будто он побывал на юге в поисках старых захоронений и провалился в какую-то темную пещеру, полную песка. Запасы воды кончились, а он три дня умирал от жажды.

– Ты слышишь меня? – снова резанул голос тоненькие ниточки разума. И Мэрику пришлось поднять взгляд повыше. На него смотрело искривленное в раздражении лицо мужчины. Черты лица то расплывались, то сходились воедино. С огромным трудом он узнал Кларка. Мэрик попытался что-то ответить, но губы не слушались, а гортань лишь издала какие-то первобытные звуки. Кларк еще больше нахмурился и медленно подошел к кровати Мэрика, громко стукая каблуками своих туфель. От каждого стука у мага разыгрывался нервный тик, благо детектив стоял недалеко. Ушей донесся приятный звук льющей воды. Кларк протянул ему стакан, но Мэрик уже догадался, что руки какое-то время еще не будут его слушаться и он умоляюще посмотрел на компаньона. Фыркнув, Кларк с отвращением прислонил стакан к губам мага и понемногу принялся того поить. Маг жадно вкушал воду, кадык нервно подрагивал, угрожая прорвать тонкую кожу горла. Стакан быстро опустел.

– Еще.. – прохрипел Мэрик, и сам не узнал свой голос.

– Пока что тебе хватит. – строго ответил Кларк. – Ничего не хочешь рассказать, Мэрик? Не хочешь ли поделиться, какого черта ты решил напиться на месте преступления? – голос становился озлобленнее с каждым словом. – Ты провалялся здесь два дня без сознания, и надо бы поговорить о произошедшем.

Мэрик был в забытье. Смысл слов, сказанных Кларком, не сразу до него доходил. Но спустя минуту он утвердительно кивнул.

– Подожди, подожди минутку. – с трудом подбирая слова заговорил Мэрик. – Мои ощущения еще не полностью восстановились после произошедшего. Я не могу сейчас тебе ничего..

Яркая вспышка боли пронзила мозг. Будто раскаленное копье погрузилось в плоть, а хозяин копья принялся прокручивать наконечник, доставляя все больше и больше боли. Перед глазами поплыли картинки. Комната, темная комната. Ни свечей, ни ламп. Он видит все в каком-то странном, красном спектре. Резко открывается дверь. Тьма, какой-то провал. Картинка затем снова возвращается. Он уже держит в руках какой-то клинок, а перед ним человеческая фигура. Черты лица он не видит, но глаза, глаза он запомнит теперь навсегда. Нечеловеческие глаза, узкий зрачок. Вспыхивает боль в теле, человек нанес ему ранение, а затем, затем он горит заживо и видит перед глазами темное небо. Страшнее всего то, что он не понимает, как такое могло случиться.

– ..сказать. – договорил Мэрик. Из глаз полились слезы, голова раскалывалась на мелкие кусочки. И теперь уже было не понять, это от похмелья, или же от воспоминаний жертвы, хлынувших на него.

UTC +7:00
Петр
16 июня, 2016, 12:58 UTC

– Ладно. – успокоился Кларк, сконфуженно глядя на плачущего мага. Взгляд того был отстранен, и поэтому он решил, что сейчас не лучшее время для того, чтобы давить на парня. Интуиция подсказывала, что совсем скоро он все поймет. – Тебе что-то нужно?

– Пара бутылок пива. – слезы продолжали течь, но пелена тумана уже спала с его глаз. – Не надо на меня так смотреть, Кларк. Ты не представляешь, как это тяжело!

– Напиться?

– Нет, то есть да, но напиться для дела. Меня надо привести в форму, алкогольная магия затрачивает много энергии.

– Алкогольная магия?

– Ты не слышал об алкогольной магии? – Мэрик презрительно посмотрел на Кларка, и дрожащей рукой вытер выступившие слезы.

– Не думал, что такое существует.

– Существует. Неофициально, правда. Я даже трактат написал. – гордо заявил Мэрик.

– И где он? – с сомнением спросил Кларк

– Дома. – потупился маг.

Воспоминания тяжело потекли, как загустевший мед. Да, алкогольная магия. Так он ее назвал. Месяц не выходил из запоя, писал научный доклад в одно из отделений школ магии, дабы получить авторство и уважение. Он прекрасно помнил, что все было написано доступно и понятно, но увы. Протрезвев, он взял свой труд и направился к местным магистрам. Пришлось даже заплатить последние деньги, чтобы выступить перед магами города. Те скептично относились к нему, но из-за денег решили посмотреть его труды. И вот оно выступление. Мэрик открывает свой толстый дневник и что он видит? Он не знает. Все было написано странным языком, сначала маг подумал, что в пьяном угаре написал на каком-то другом языке. Он слышал, что такое бывало, и даже научные открытия бывали во сне. Но маги сказали, что такого языка не существует. Посмеявшись над ним, они выгнали Мэрика прочь с его докладом. Кларк отвернулся, чтобы выйти из комнаты и только тогда маг пустил еще одну слезу. Он знал, что подобное направление магии существует, ведь в сильном алкогольном опьянении ему удавалось прочесть то, что он когда-то написал.

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 14:59 UTC

* * *

Следующая неделя после пожара прошла спокойно, слухи и пересуды о происшествии поутихли, и люди немного успокоились. Погода радовала теплыми и солнечными днями, а ведь скоро начнет холодать, и зима не за горами. Видимо, Гидеон с советом города верно оценили угрозы, появление наемников сыграло свою роль, и город начал усиленно готовиться к нелегкой зиме. Квартал беженцев стремительно менялся. Под руководством городских архитекторов и зодчих все хибары и палатки сносились, все счищалось до ровной земли и на их месте ровными рядами вырастали дома из дерева. Пусть простые и небольшие, но в этих условиях это лучший вариант. Со всех сторон к городу тянулись вереницы повозок с лесом, с рассвета и до заката не смолкали перестуки топоров и молотков. Он Эббота тоже были новости, они договорились с Гидеоном и уладили все вопросы, поддержка Фогельзангу будет обеспечена, от оборотней лишь требуется выполнить свою часть соглашения. Письмо от правителя передали Вольфу и он отправился домой.

Неделя пути и ночью он пришел в поселение. Решил никого не тревожить и тихо вошел в родной дом, устроился у еще теплого потухшего камина и быстро уснул после долгой дороги. Ранним утром его разбудила родня таким привычным раньше шумом, за которым он даже начал скучать. Но настоящей неожиданностью стал приход Тэш, она будто чувствовала, что Вольф вернулся. Да и его чувства при этом были несколько необычны, довольно отчетливо он ощущал связь с ней, и внутренне радовался этому. Завтрак прошел в тесном кругу семьи, затем немного поговорили, и надо было расходиться каждому по своим делам. Вольф попросил Тэш зайти ближе к обеду и пойти прогуляться вместе, а пока есть дело, направился к Каэр-Хану. Подошел к его дому, постучал и почти сразу дверь открыл шаман, поприветствовал и пригласил войти. Да, в этом месте все так же необычные ощущения – отметил про себя Вольф, заметив пару новых вещиц в коллекции в шкафу. Решил не затягивать дело и отдал письмо Эббота. Каэр-Хан распечатал и принялся читать, затем сел в кресло и с интересом посмотрел на ученика, сказал:

– Вижу, ты изменился с последней нашей встречи. – прокаркал наставник, словно старая ворона.

– Есть немного, пересмотрел некоторые убеждения и мысли. – сухо ответил Вольф. Произошедшее с ним ранее наложило на нем отпечаток. Не сказать, чтобы он и раньше был многословен. Но теперь он чувствовал, что начинал замыкаться в себе.

– Надеюсь, сделал верные выводы. – протянул шаман. Казалось, что он видит его насквозь. Видит каждую точку боли, печали, разочарования. И больше всего проницательного ученика удивило то, что, похоже, его наставник некогда испытал тоже самое. Всю эту ненужную миру жестокость. И только сейчас заметил, что долго не отвечает, едва выдохнул:

– И я надеюсь, трудно это, но вы были правы..

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 15:26 UTC

Вольф рассказал обо всех событиях в Замке Воронов, о разведчиках, Тиме, наемниках. Каэр-Хан внимательно слушал, иногда по лицу проскакивала тень улыбки, а порой заинтересованность. По окончанию он сказал:

– Я знал, что с тобой будет интересно. Быстро приспосабливаешься, а еще везучий и дерзкий. План был на грани провала, и этого никто не мог предвидеть, и, как ни странно, ты выиграл.

– Я бы так не сказал. – потеря Тима, то как их провели еще отзывалось обидой, печалью.

– Ты жив, а это уже выигрыш. – наставник проявлял непривычное чувство такта, чтобы приободрить своего ученика.

– Ладно. Но меня интересует еще пару вопросов. – Вольфа также до сих пор не отпускали те крохи информации, о которых проговорился Кальвин. Он твердо решил узнать все у своего учителя, если он не ответит, то никто не ответит.

– Слушаю.

– Кальвин говорил о том, что можно как-то проникнуть в сознание людей, есть какие-то техники Иллюзий.

– Да, есть такие, только ими пользоваться очень нелегко. – просто и емко ответил тот.

– Почему ты не рассказывал о них? Почему не показал, как они действуют? – обида пропитывала каждое слово, вопрос.

– Это сложно объяснить, ты был не готов к этому, как и я. – учитель подбирал слова очень осторожно. Чтобы постараться погасить пожар в душе Вольфа, а не разжигать его еще больше. – Иллюзии отличаются от обычных элементальных школ, там нужно использовать не столько силы вокруг, сколько внутри себя, в своем сознании. – он постучал своим указательным пальцем себе по виску. – Сознание – это сложная, тонкая и запутанная система. Ну и, наконец, я не мог это показывать, потому как у нас находятся одновременно две сущности, две грани сознания, а с ними и мастер не всегда сможет совладать.

– А теперь поведаешь о них? – Вольф не отводил глаз от лица шамана. Что-то подсказывало ему на низшем уровне, что он необычный ученик. И стоит только захотеть, только попросить и шаман все ему расскажет.

– Хорошо. – согласился Хан. – Только я могу лишь дать тебе книги, это придется учить тебе самому.

– Почему?

– Сложно это и небезопасно. Я не хочу ковыряться в твоих мыслях и воспоминаниях, да и тебе много еще рано знать, что можешь увидеть в моих мыслях.

– Хорошо. А что ты можешь сказать о черной магии? – вот то, что интересовало его больше всего. Теперь они подошли к тому вопросу, который волновал его больше всего. Это же почувствовал и Каэр-Хан. Некая связь у него образовалась с любимым учеником. Нет, он никогда не употреблял таких слов, никогда об этом не говорил и не давал послабления в учении. Но глубоко внутри себя понимал, что это так. И он уже знал, что ученик спросит его об этом. Откуда? Если бы он только знал.

– Зачем она тебе? – обеспокоено спросил шаман.

– Кальвин говорил, что с ее помощью можно выпытать все у мертвых. – Вольф говорил об этом так просто и легко. Словно ничего страшного в этом нет. Словно это что-то само собой разумеющееся. И это пугало старого шамана, и в тоже время восторгало. Многие другие, кого он учил, лишь узнав малую часть об этом кривила лица в омерзении, но не Вольф. Он наивно жаждал знания, он просто хотел понять.

– Ее нельзя использовать, это слишком опасно, и запрещено. Да и если получится – все равно цена этого слишком высока. Поверь, оно того не стоит. – сам того не понимая, Хан начал отговаривать его от этих знаний. Но почему? Он думал, что ученик зайдет дальше простых знаний об этом? Непонятно, мысли кружились роем, а инстинкт подсказывал, что нужно предупредить обо всем ужасном, прежде, чем делиться знанием. – Мы используем и преобразовываем энергию и магию природы, стихий, самой жизни, но эта – совсем другое дело, по своей сути она несет разрушение, страдание и смерть.

– А кто тогда такие некроманты?

– Ты и о них услышал. – обреченно произнес наставник, но ни капли не удивился. – Это древние черные маги, бессмертные, или их последователи, адепты смерти. Очень страшные существа.. – уклончиво ответил шаман, и как-то подозрительно отвел взгляд.

Вольф чувствовал, что Каэр-Хан недоговарива

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 15:31 UTC

Вольф чувствовал, что Каэр-Хан недоговаривает что-то, но решил дальше не расспрашивать.

– Ладно. А что Гидеон с Эбботом решили? – решил переменить тему Вольф. Он еще успеет вернуться к этой теме, обязательно успеет и все узнает.

– Если вкратце – Гидеон согласился на наше предложение и гарантирует поддержку.

– Хан был рад перемене темы и охотно ей поддался. – В свете последних событий решили укреплять оборону города, от нас требуется помощь в снабжении, ну и само собой в курсе их держать. В течении недели мы снабдим обоз, и ты пойдешь с ними, проведешь. Завтра зайди ко мне, выдам тебе одну книгу, поучиться кое-чему новому. Ну а пока отдыхай, боец.

На этом они попрощались, Каэр-Хан пошел искать вождя, а Вольф вышел на улицу, оглянулся, и улыбнулся про себя. Немного прошелся по улочкам и направился за поселение к лесному озерцу, где договорился встретиться с Тэш. Все та же небольшая полянка и озеро с кристально чистой водой, такое же, как он его запомнил с самого детства. С ним связано было много приятных воспоминаний. Закрыл глаза, подставил лицо теплым лучам солнца и каждой клеткой тела ощутил всю безмятежность и размеренное течение жизни вокруг. То, чего так не хватало в суетливом ритме города. Взобрался на раскидистое дерево на опушке и устроился в ветвях. Через некоторое время пришла и Тэш, она прошлась по берегу, а Вольф тихо наблюдал за ней. Все-таки какая же она стала красивая, или это из-за долгого времени порознь.. Решив не испытывать ее терпение, Вольф покинул свое убежище и направился к ней. Она увидела его, тепло улыбнулась и бросилась в объятия. Какое-то время они сидели на берегу озера, разговаривали, вспоминали свои детские проделки, делились мыслями, затем неспешно пошли к поселению. Забавно, как быстро с ней проходило время, и ему это очень нравилось.

Вечером, после ужина в кругу семьи, Вольф снова пошел гулять с девушкой, обратно вернулся поздней ночью, и чтобы никого не тревожить устроился снова у камина. Утром его разбудили рано, и он, поворчав для порядка, слинял по-быстрому из дома. Немного погуляв по городу, пошел к Каэр-Хану, ведь обещал книгу дать на изучение, хоть и время еще раннее. К его удивлению шаман уже ждал, вручил ему небольшую книгу в темно-зеленом кожаном переплете с серебряным тиснением, на ней не было надписей, только один сложный и замысловатый символ.

– Будь аккуратней с этим знанием, это сильно отличается от того, чему я тебя раньше учил. И не потеряй книгу.


Вольф поблагодарил и пообещал все вернуть в целости и сохранности. Вышел из дома и пошел искать уединенное местечко, чтобы побыстрее узнать и понять, что же так настораживало и тревожило шамана в этой ветке магии.

Прошла без малого почти неделя. Дни становились все короче, холодало, лес начал желтеть. Вольф часто встречался с Тэш и они подолгу гуляли, а в остальное время он уединялся и изучал книгу. Каэр-Хан был прав, это очень отличалось от магии стихий, природы и жизни, это была всецело магия сознания и разума. Она так и пестрила всевозможными нюансами, взаимосвязями и противоречиями, и в этом же была основа ее сути. В ней не так опирались на формулы и заклинания, сколько на концентрацию и ментальную силу. Так, например, на начальных уровнях это выглядело как обычные фокусы с монеткой или шулерство, как простое внушение элементарных образов и обман чувств. Срабатывало это с обычными легковерными людьми, варварами, тогда как для сильных людей, гномов, эльфов и магов надо было куда больше сноровки, ну а с демонами в этом труднее всего, так как это одно из их самых любимых занятий. На более высоких уровнях можно было при должном умении даже обманывать целые толпы людей и не только, менять лица или же манипулировать чувствами и эмоциями. Так же можно было читать чужие мысли, стирать их или же вкладывать свои, внушать что-либо, как при гипнозе. Мастера же иллюзии могли становиться настоящими кукловодами, полностью подчиняя себе волю и разум, при этом сами жертвы свято верили в свою самостоятельность. Интересной особенностью было то, что в заключительных главах книги речь заходила об этике, и тонкой грани между высоким мастерством в иллюзии и черной магией. Вольф призадумался, может, именно это в чем-то было связано с некоторой настороженностью шамана и чувством, что тот что-то скрывает. Во всяком случае, тут еще много чему стоило научиться. Еще интересны были ремарки о воздействии на разум животных и других магических существ. Там указывалось, что первые подобные опыты проводили еще в Серебряном Городе, при создании зверолюдей и химер. В чем-то они были успешны, в чем-то не очень, но пробовать это делать больше не рекомендовалось без должного опыта.

Вот и пришло время снова уходить в Замок Воронов. Рано утром Вольф собрал свои вещи, упаковал книгу, перекинулся парой слов с шаманом, попрощался с родными и во главе каравана выдвинулся в путь. Продвигались они куда медленнее, чем обычно, сказывалась медлительность самих повозок, короткие осенние дни и меры предосторожности. И, как показало в дальнейшем, не зря они осторожничали. За пару суток пути от Замка Воронов они засекли шайку разбойников, которые в эту неблагоприятную пору уже кочевали поближе к крупным поселениям и городам. Экипированы были кто во что горазд, и действовали неслаженно, скорее всего новички. Разумно рассудив, что лишний шум им не нужен, Вольф повел караван в обход. К середине двенадцатого дня пути они вышли на окраину леса и увидели вдали за полями город. Даже отсюда было видно, как разительно изменился квартал беженцев. Теперь это был почти полноценный пригород. Ровные ряды небольших деревянных домиков, окружен глубоким рвом и валом с частоколом и башнями, ощетинившийся заостренными кольями. Теперь город представлял собой хорошо защищенную и непростую цель для имперцев. Ворота внешнего круга прошли свободно, небольшой отряд охранников даже не останавливал их. На входе в нижний город как обычно их остановил отряд стражи с реестровым. Услышав, откуда прибыл караван, они выделили двоих стражников, которые повели обоз в замок. Вольф же сначала зашел на съемную комнату, оставил вещи и тоже направился в замок. Там его встретил управитель, сообщил, что обоз они приняли, сопровождение разместили в казарме, и как только разгрузят – они могут отправляться обратно. Вольф, удовлетворенный, что все прошло гладко, направился в таверну к Маку, узнать последние новости и хоть нормально поужинать.

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 15:36 UTC

Посетителей в таверне было немного, они заняли один из дальних столиков и неспешно завели беседу. В городе за прошедший почти месяц много изменилось. Ударными темпами отстроен квартал беженцев и он стал полноценным пригородом, все беженцы теперь считались жителями города и подданными Замка Воронов. Создана новая линия укреплений, набирались отряды для подготовки и обучения военному делу. В некоторой степени решены проблемы снабжения города и еще много мелких изменений. Недавно были вести от Дитора, он сообщает, что в имперской разведслужбе обеспокоены, что уже вторая группа разведки вместе с прикрытием бесследно пропала. Третью группу посылать пока опасаются, готовятся. Так же рассказал, что в Ритлине, Вальтскиге и Крештайне удалось почти полностью восстановить сеть агентов, налаживается их работа и связь.

На следующий день караван отправился обратно, и довольно вовремя. За неделю закончились последние теплые дни, похолодало, небо заволокло свинцовыми тучами и начались нескончаемые осенние дожди. Уже привычно для здешних мест дороги развезло и лесные просторы стали труднопроходимы. Торговые караваны сильно поредели, поток путешественников почти прекратился, лишь отчаянные бродячие торговцы в надежде высоких барышей и отъявленные сорвиголовы продолжали ходить между северными лесными городами. Вскоре на леса опустилась снежная и морозная зима, и жизнь будто замерла, лишь одинокие путники пробирались сквозь чащу и сугробы с важными поручениями или в поисках пристанища.

От Дитора было не много вестей, но благо они были хорошими, и до весны гостей ждать не стоило. Вольф же почти все свободное время проводил за изучением книги, даже научился на короткое время становиться невидимым, а так же довольно часто беседовал с Кальвином. Шифр он таки разгадал, и теперь стало известно, чего следовало ожидать и опасаться, так же узнали имена тех, на кого вышли имперцы по наводке Милмана. От греха подальше за ними присматривали. Еще через какое-то время Вольф получил поручение от Эббота и отправился обратно в Фогельзанг, где, поговорив с шаманом, решил остаться до начала весны. Все-таки как же хорошо находиться дома, с родными, вдали от всей этой возни и закулисной борьбы.

Ранней весной надо было снова уходить в Замок Воронов. Чутье подсказывало, что этот год будет богатым на события. Перед уходом Вольф вернул шаману книгу, а в рюкзак себе спрятал записник с заметками из нее. Дорога была без приключений, и дней за десять он уже прибыл в город. Жизнь здесь шла во все том же ритме, и на первый взгляд без перемен. Мак рассказал, что сейчас все тихо и спокойно, новых в городе мало. На удивление беженцы хорошо перенесли зиму, погибших было немного, все-таки вовремя решили проблемы их поселения и снабжения. Да и Гидеон с советом города успешно решали насущные вопросы. От Дитора было сообщение, что он вскоре собирается прибыть, есть какая-то важная информация.

Спустя пару недель Дитор таки приехал, остановился на ночь у Мака и сказал, что утром должен ехать дальше. В беседе он поведал обо всем, что происходило в городах. Имперцев озадачил провал разведки, подобного сопротивления они не ожидали, и теперь собирают войска для продвижения к Замку Воронов. От торговцев и путешественников они узнали, что город куда больше и лучше защищен, нежели они думали. Так же они всерьез рассматривают возможность мирного разрешения этого вопроса, поскольку успели еще схлестнуться с варварами на северо-западе. Во всяком случае весной, как только снова пойдут караваны, они собираются отправить еще несколько разведчиков, и по результатам этой вылазки уже решать вопрос. И важно этих не пропустить, тогда будут хорошие шансы на то, что имперцы не рискнут нападать.

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 15:44 UTC

Прошел почти месяц после отъезда Дитора, уже вовсю цвела весна и радовала всех теплой и сухой погодой. Потянулись торговые караваны и путники, и вот сейчас надо было держать ухо востро. Время от времени информаторы сообщали о замеченных подозрительных личностях, но Вольф, понаблюдав за ними, приходил к выводу, что это не те, кто им нужен. По повадкам это были скорее уже знакомые им воры. И вот наконец-то его навели на нужного человека, а на следующий день приметили еще одного. Все-таки хорошо, что они носят свои кольца смертников, можно безошибочно их вычислить. Пару дней ушло на наблюдения. Эти были весьма осторожны, видно, что опытные, и умели себя вести в городе. Вольфу даже порой бывало трудно не обнаруживать своего присутствия и не терять их из виду. Да и группы прикрытия не было заметно, как в прошлый раз, а значит, их основной задачей была именно разведка. Еще один из них заходил в верхний город, но там посещал только нескольких торговцев, с Милманом на контакт не выходил. Убедившись, что можно безопасно их брать, Вольф решил не медлить. И действовать теперь он будет один, чтобы самому быть в ответе и никто больше не расплачивался за его ошибки. План уже был готов, и в нем была новая и рискованная тактика, которая целиком полагалась лишь на его способности.

День прошел как обычно, без сюрпризов, разве что один из имперцев умудрился на некоторое время выпасть из поля зрения наблюдения. Вольф подготовился и вечером, взломав замок и проникнув в жилище одного из них, ожидал хозяина. Ждать пришлось довольно долго, разведка не спешила отдыхать. Но вот послышался щелчок замка и дверь открылась, зашел человек, закрыл и замкнул за собой дверь, прошел к столу и зажег лампу. Повернулся и увидел прямо перед собой молодого человека, тот улыбнулся, показав длинные клыки, и сказал – «Привет!». Не успев ничего сообразить, разведчик лишь услышал легкий шум и провалился во тьму. Спустя какое-то время он очнулся, а напротив него сидел Вольф и с интересом всматривался.

– Я не успел представиться, меня Вольф зовут.

– Кто ты? Что происходит? – как обычно бывало, паника сразу же охватила пленника.

– Невежливо разговаривать серьезный разговор и не представиться. – медленно растягивал слова оборотень, чтобы имперец в своем приступе отчетливо слышал и понимал его.

– Я не понимаю, что за?.. – паника на глазах превращалась в гнев. Глаза вылезали из орбит, шея багровела от гнева.

– Вот вечно вы не хотите по-хорошему. В имперской разведке чему вас вообще учат?

– иронично протянул Вольф.

– Я не понимаю, о чем вы? Я лишь путник, приехал к другу!

– Ну никакой фантазии. Даже неинтересно расспрашивать.

– Да что здесь творится?! – его голос сорвался на противный визг.

– Вам лучше сказать все сразу, и не повторять долгую и мучительную участь тех, кто приходил до вас. Вы же наверняка в курсе о них? – теперь оборотень говорил быстро и стремительно, ставя ударения на нужные и важные слова.

Тень испуга промелькнула в глазах разведчика, и Вольф даже ощутил этот страх, улыбнулся про себя. Человек понял, наконец, к кому попал, но еще не понял как сильно он попал. Прошептал формулу, готов отойти в мир иной, но ничего не произошло. Он удивленно уставился на Вольфа.

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 15:59 UTC

– Так легко не отделаешься. Думал, я не найду это занятное колечко? – Вольф достал из кармана украшение и ловко повертел его в пальцах перед лицом пленника.

– Ну зато теперь знаю и формулу активации. А теперь поговорим, у меня много вопросов, благо времени тоже много.

– Ничего я вам не скажу! Хоть как пытайте! – уже открыто выпалил имперец.

– Я видел, как это делается, и мне не нравится этот способ. Для тебя есть кое-что поинтереснее, да и мне будет практика. Ну, начнем… – глаза Вольфа сузились в предвкушении удовольствия, которое принесет ему эксперимент.

Вольф задавал вопросы, будто испытывая его, а разведчик упорно продолжал молчать. Затем оборотень приготовился, вспомнил все, что требовалось для иллюзии, начал аккуратно прощупывать разум и сознание, воздействовать на чувства человека. Сначала это было действительно сложно, слишком много влиятельных факторов. Понемногу он разбирался в отдельных моментах, лучше понимал принципы, и на ходу менял технику и подход, экспериментировал. В некоторой степени это даже нравилось ему, и все больше интересовало. С человеком происходили разные вещи. Поначалу он ощущал то жар то холод на коже, слышал неясные звуки, ощущал странные запахи, видел какие-то размытые тени и образы. Затем почувствовал прикосновение, вздрогнул и обернулся, хотя в комнате не было никого, кроме юноши напротив, который пристально смотрел на него. Затем он задал вопрос и, не получив ответа, сказал:

– Боишься ли ты огня?

В следующий миг разведчик почувствовал жар и увидел, как загорелись его сапоги, пламя поднималось, ноги нестерпимо пекло, появился запах гари и горелого мяса, боль прошла по всему телу. Он видел, как огонь поднялся и обхватил стул и руки, как сквозь прогоревшую одежду видно огромные волдыри от ожогов, они лопались, чернели и начинали гореть. Кожа на руках пузырилась, чернела, горела и осыпалась пеплом, сгорая до костей. Он метался на стуле и кричал так, что, казалось, уши полопают, хотя человек напротив смотрел так, будто ничего не происходит. Когда он уже думал, что потеряет сознание от боли – все в момент исчезло, и огонь, и жар, и боль, даже на теле не было никаких следов.

Вольф снова его спросил, и снова ответа не получил. В следующий момент из ниоткуда в воздухе возникли с десяток тонких длинных кинжалов, восемь из них пригвоздили человека к стулу, вгоняясь по самую гарду. Он даже чувствовал сквозь боль, как холодный металл пронизывает мышцы и суставы. Два других кинжала принялись кромсать его тело, взрезая одежду и сдирая кожу, с хирургической точностью вырезая мышцы и оминая сосуды. Снова адская боль, которая волнами захлестывала сознание, чувство нереальности происходящего. Казалось, что это продолжается вечность. Крик, молящий о пощаде, чтобы прекратить это, вырвался у разведчика. В момент боль и видение исчезло, все та же комната и человек напротив, и он сам целый и невредимый. Он уже готов был рассказать все, сознаться в чем угодно, лишь бы тот не продолжал. Но Вольф чувствовал, что человек почти сломлен, и ему было интересно, что произойдет дальше. Он лишь спросил:

– А смерти ты боишься?

И даже не успел человек ответить, как ощутил во всем теле тупую ноющую боль, в каждой клетке. Увидел, как на руках посерела кожа, начала истлевать и рассыпаться одежда. За ней лоскутами слезала кожа, оголяя бурые мышцы, сочащиеся мутной жидкостью. В них копошились черви и жуки, движения которых чувствовал человек. Тошнотворный сладковатый запах гниющей плоти просто изводил. Страх и ужас от увиденного терзал сознание. С протяжным глухим мокрым треском разорвались мышцы живота, и внутренности вперемешку с червями шлепнулись на пол и развалились. Это был предел. Что-то внутри надломилось и человек сдался. Видения и ощущения все так же моментально исчезли.

UTC +7:00
Петр
18 июня, 2016, 16:05 UTC

Вольф был вполне удовлетворен, хоть это и стоило усилий, зато опыт был бесценный. Выспросить всю необходимую информацию у сломленного и подавленного человека не составило проблем. К такому их определенно не готовили, хотя и было видно, что разведчик это бывалый.

Все что нужно было Вольф уже узнал, собирался заканчивать и уходить, но одна мысль пришла в голову. Это было рискованно, при его-то еще малом опыте, но когда пробовать, если не сейчас? Он настроился и сконцентрировался, посмотрел прямо в глаза человеку и проник в его сознание. Это было очень странное чувство, будто находишься в своем и чужом теле одновременно, чем-то напоминало ощущения при превращении. И вдобавок ко всему он еще и видел себя, сидящего напротив.

– Де жа вю.. – послышался голос зверя.

– Так вот что имел ввиду Каэр-Хан.

– Да, белые боятся этого, боятся пострадать, ну а тебе я буду помогать. Любопытный ты все-таки, а я давно ни за кем не охотился.

Очень необычно находиться в чужом теле, иметь контроль над его чувствами, управлять им и одновременно своим. Сложно, и одновременно захватывающе. Чем-то это напоминало первые шаги в детстве, когда хочешь что-то сделать, а тело делает совсем не то, и приходится пробовать снова и снова, с разницей в том, что надо было давать приказы именно нужному телу, и одновременно контролировать свое. Отдельно стоит сказать за воспоминания, образы и мысли, которые стали доступны, когда сознание хозяина перебороли и подавили сопротивление. Удивительно, но их можно было находить и просматривать так, будто это происходит сейчас, и во всех подробностях, но это требовало определенных усилий. Тренируясь, Вольф все дальше и дальше проникал в разум разведчика, вылавливая нужную информацию, да только по неопытности некоторые воспоминания он разрушал, довольно грубо подстраиваясь и доставая их. Затем, уже достаточно покопавшись, он покинул разум человека. Теперь тот представлял собой жалкое зрелище, сломленный и почти полоумный. Грубое вмешательство повредило его разум и память, для Вольфа же это был уникальный и бесценный опыт. Человек не соображал, где находится, мысли и сознание спутаны, плавный и расфокусированный взгляд не цеплялся ни за что в комнате. Вольф с самого начала знал, чем все это следует закончить. Снова нащупав сознание имперца, он успокоил и погрузил того в глубокий сон, затем просто залез глубже и остановил его сердце. Уничтожив тело и следы своего пребывания, Вольф отправился домой. Там он решил обдумать события этой ночи и что выучил, пересмотреть выписки из книги и сопоставить.

Да, сведений было много. Оказалось, что контролировать чувства и восприятие довольно легко, если подстроиться, знать что искать и на что давить. А теперь он знал это не только с книги. Подавить сознание, контролировать разум и тело куда труднее, и требует достаточной сноровки и сил. С памятью же пока самая сложная ситуация, уж слишком тонкая это структура, разрушалась от малейших ошибок. Еще много чего надо было узнать и опробовать. На этом он решил на сегодня закончить и пошел отдыхать.

UTC +7:00
1722016 зарегистрированных пользователей; 42740 тем; 271778 сообщений; последний зарегистрированный пользователь:dddddd.aaaaaaaaa