Тема закрыта для комментариев

Хроники оставшегося. Начало.

102 Ответа
Петр
10 июня, 2016, 12:04 UTC

Вашему вниманию предлагается небольшой рассказ. На данный момент небольшой. Это так сказать проба пера, и возможно в чем-то будет неточным или нелогичным. По мере написания будет выкладываться продолжение. Описанный мир имеет сходство с некоторыми фэнтезийными мирами, некоторыми персонажи связаны с реальными людьми, и не только. Манера изложения, события и смысл может кому и не понравится, но такое уж видение автора.


Пролог.

Что мы знаем об оборотнях? У одних это слово вызовет страх, у других – благоговение или отвращение, некоторые никогда и не слышали о них, другим же все без разницы. И все же почти все окрестят их жуткой нечистью, которую следует жечь, уничтожать серебром и магией. А те, кто считают иначе – либо знают о них больше других, либо тоже нечисть. Все опасения и страхи происходят от человеческой глупости и предвзятости, да и не только человеческой. Принято считать что оборотни – извращение природы, человек и зверь, да только это далеко не так. Это определение лишь в малой степени относится к оборотням, ставшим такими в результате проклятий или по собственной глупости решивших обратиться с помощью магии. Они действительно почти полностью теряют человеческий облик, обречены на болезненное превращение в полнолуние, при этом звериная сущность полностью захватывает их сознание и появляется единственное желание – убивать. А после превращения обратно в человека ничего не помнят, но в кошмарных видениях им приходят картины их деяний, и потому зачастую сходят с ума. Их не любят и другие оборотни, и порой уничтожают как опасных животных. Больше повезло, если можно так сказать, оборотням, которые стали жертвой укуса. Хотя они так же под полной луной обращаются в зверя, все же человеческое сознание остается, что дает им возможность опираться звериным инстинктам и контролировать себя. Со временем научившись владеть собой, эти оборотни приводят сознание в порядок и живут, покорив зверя внутри, считая это даром или же своим проклятием. Зачастую они живут среди людей, маскируются, иногда объединяясь в некие группы или тайные организации. Отдельно от обеих выделяются чистокровные оборотни, упоминания о них встречались очень редко, но они считаются самыми сильными среди остальных. У них это взаправду дар, и данный он от рождения, обретенный от отца и матери, таких же оборотней. В отличие от других, чистокровные способны превращаться по собственному желанию, а полная луна лишь придает им сил. При этом зверь и человек находятся в одном сознании, наделяя его преимуществами обоих. Им не чужды человеческие ценности, но поскольку для всех они априори нечисть – вынуждены держаться общества себе подобных или же скрываться. Немногочисленные чистокровные издавна объединялись в общины и кланы, образовывали изолированные поселения в отдаленных и труднодоступных места, но поддерживали между собой связь.

У разных рас и народов есть свои легенды и сказания, по ним было написано множество книг с описаниями оборотней, их характеристикой и способами борьбы. Книги писались как вполне образованными и подкованными в этих делах учеными, так и самыми посредственными сказочниками и менестрелями. Некоторые были совершенно абсурдными и походили на фарс, предназначенный, скорее всего, чтобы превознести подвиги отважных рыцарей и демоноборцев, или же поселить в умах народа страх и отвращение. К примеру, в одной из таких книг оборотни описывались как полуоблезлые волки-переростки с человеческими конечностями и ежовыми иглами длинной в полметра вместо шерсти, еще, мол, они дышат демоническим огнем, ссут кипятком и обожают высасывать жертве мозги через уши. А рождаются будто бы от женщин, заблудившихся и проведших ночь в лесу во время волчьего гона. Иллюстрации в таких книгах обычно были еще омерзительней, чем изложение. Другие же были вполне достоверными, с подробными описаниями оборотней и разъяснениями, но преимущественно это касалось их выявления и уничтожения. В частности в них рассказывалось, что в человеческом облике оборотня почти невозможно отличить от обычного человека, его можно ранить обычным оружием, но при этом раны очень быстро заживают, а еще отличаются выносливостью и долголетием. В облике же зверя шкуру оборотня невозможно пробить обычным оружием, только лишь серебряным, зачарованным, или когтями другого оборотня, кроме того еще они уязвимы к магии. Все оборотни имеют прекрасное чутье и слух, могут замечательно видеть в темноте и еще обладают поразитель


Все оборотни имеют прекрасное чутье и слух, могут замечательно видеть в темноте и еще обладают поразительной силой и ловкостью. Среди этого так же стоит упомянуть одну книгу автора Мардагайла из Жеводана, в которой фундаментально и обоснованно фактами объяснялось происхождение и биология оборотней, а самое интересное – их проявление в разных расах. Так, например, по его данным среди людей они встречаются чаще всего, ведь люди после укуса умирают лишь в половине случаев, среди лесных и темных эльфов их почти нет, потому как лишь один из тысячи укушенных выживает. Среди варваров и гномов оборотней совсем мало встречается, в основном из-за особенностей их культур и мест обитания, но если уж появляются – они очень опасны, поскольку почти невосприимчивы к магии и очень сильны. Так же упоминалось несколько других малоизвестных рас, но их описания уже были весьма расплывчаты.

Один из таких кланов чистокровных находился в отдаленных северных лесах молодой и развивающейся Империи. Поблизости, по крайней мере, на расстоянии недели пути, не было никаких поселений людей или других рас, и они были в полной безопасности. Клан насчитывал более тысячи душ, а поселение представляло собой небольшой городок из домов из дерева и камня, обнесенный каменной стеной со сторожевыми башнями, в центре которого находился Высокий Зал – дом вождя и по совместительству зал общины, где проводились собрания совета старейшин клана. Рядом с залом находился дом шамана и арена воинов. Поселенцы занимались охотой, совершенствованием боевого и магического мастерства, изредка путешествовали по землях в поисках новых образцов и техник, наемничали. Община жила своей размеренной жизнью, но так продолжаться вечно не могло. Империя расширяла свои владения, и вскоре в этих лесах станет больше обитателей, которые принесут с собой перемены.

***

Близился вечер, в лесу сгущались сумерки, появлялась легкая вечерняя дымка. Небольшое эльфийское поселение, расположившееся на широкой лесной поляне у северных рубежей империи, готовилось ко сну. Охотники давно вернулись, ворота были закрыты, на улочках между аккуратных и изящных деревянных домиков зажглись фонари, эльфы потихоньку расходились по домам, стихали разговоры и детский щебет, лишь дозорные на вышках у частокола оставались начеку и всматривались в лесную чащу. Далеко на западе в последних лучах солнца виднелись темные багровые тучи и всполохи молний, приближалась гроза. На опушке леса на западе начал заметно сгущаться туман, он понемногу стелился к частоколу, дозорные встревожились. В тумане проступили очертания высокой худой фигуры, она шла к воротам поселения. Дозорные взяли луки и вложили стрелы, приготовились, один из них окрикнул:

– Эй, ты, чужак, остановись! Это территория эльфов Розуэля, в вечернее время вход воспрещен!

Но фигура не останавливалась, уже можно было рассмотреть, что она без оружия в руках, одета в длинный черный плащ и капюшон накинут на голову. Она подошла почти к самим воротам, дозорные натянули луки и прицелились.

– Кто ты такой и зачем пришел? Уходи! Иначе мы тебя убьем!


Фигура молча подняла руку и прозвучал глухой но гулкий хлопок, ворота с треском слетели, часть частокола вывернуло из земли и разметало по сторонам, дозорных волной воздуха сбросило с вышек, ближайшие фонари погасли. Прозвучал тревожный звук рожка, в поселении поднялся гам, мужчины одевались в доспехи, хватали оружие и бежали к западным воротам. Защитники выстроились шеренгой и взяли оружие на изготовку, свет множества факелов освещал небольшую площадь перед проломом в частоколе, в проломе неподвижно стояла темная фигура, за ней клубился туман. Вдруг в тумане показались другие фигуры и хлынули в пролом к эльфам. Эльфы приготовились, в свете факелов они увидели, что на них несутся мертвецы, скелеты в проржавевших доспехах с топорами и погнутыми ржавыми мечами, зомби с огромными дубинами и тесаками. Лучники натянули луки и выстрелили, но не принесли должного эффекта, стрелы прошивали скелетов насквозь, а зомби просто обламывали их и шли дальше. Первый ряд защитников был сметен волной зомби, их просто затоптали, остальные схлестнулись в битве. Со всех сторон слышались крики и лязг оружия. Эльфы под натиском сдавали позиции и отступали вглубь поселения. Мертвецы вламывались в ближайшие дома, местами начинался пожар. Небольшой отряд воинов под командованием главы поселения был окружен и отбивался от толп нежити. Их становилось все меньше, вот одного почти пополам разрубил огромным тесаком зомби, другой же попытался его прикончить, подскочил и ударил мечом наискось в шею, но меч, почти отрубив зомби голову, застрял в груди, и этим воспользовался юркий скелет – всадил свой ржавый клинок в глазницу шлема. В стороне трое скелетов добивали упавшего эльфа со сломанным мечом. Еще один умудрился перебить зомби руку и вспороть живот, но уворачиваясь от удара поскользнулся на его внутренностях и другой зомби с хрустом сломал ему дубиной хребет. Так остался в живых один лишь глава поселения в кольце мертвецов, зажатый у стены одного из домов. Те остановились и будто ждали чего-то. Их ряды расступились, и к эльфу подошел тот незнакомец в черном плаще, его лица не было видно, в руках не было оружия. Эльф схватил меч и атаковал, несколько быстрых ударов прошли мимо. Фигура в черном очень быстро уворачивалась, затем рывком сделала несколько шагов вперед. Резко взметнулась ее правая рука в металлических перчатках с когтями, напоминающая чешуйчатую лапу какой-то рептилии, и схватила эльфа за шею, а левая перехватила руку с мечом и выбила его. Незнакомец прижал главу спиной к стене дома, и тот увидел, что под капюшоном скрывается не лицо, а гладкая металлическая маска с узкими прорезями для глаз, на которой отражались отблески пожаров. Эльф высвободил правую руку и выхватил из-за голенища сапога тонкий длинный кинжал с серебристым лезвием и с силой воткнул его слева в шею незнакомца, кинжал со скрипом вошел почти по самую рукоятку.

– Глупец, тебе не убить меня снова, Арамэль. – Послышался глухой холодный голос с металлическими нотками, и незнакомец вытащил левой рукой кинжал.

– Кто ты такой? Почему ты это делаешь?

– Ты знаешь, кто я. Это вы сделали меня тем, кто я есть сейчас. И ты знаешь, за что сегодня здесь все умрут.



Незнакомец приставил кинжал острием к груди эльфа и нажал, тонкое лезвие скользнуло между пластин доспеха и медленно входило в тело, просто в сердце. Арамэль захрипел, хотел вырваться, но его держали железной хваткой. Темный смотрел прямо на него, не отводя взгляда, пока не послышался скрип дерева, когда кинжал прошел насквозь и вошел стену дома. Эльф несколько раз дернулся и затих, незнакомец отпустил его, тот остался висеть пришпиленный к стене, голова склонилась на грудь и из уголка рта потянулась тонкая струйка крови.

– Убить всех. – Скомандовал он.

Почти все поселение было в огне, толпы нежити уничтожали всех жителей, не щадили никого. Немногие кто успел теперь бежали по лесу подальше от поселения, пытались спасти свои жизни, преимущественно эльфийки с детьми, то и дело где-то далеко доносился их плач из лесной чащи. Оставшиеся защитники дрались изо всех сил, старались отвоевать им хоть немного больше времени. Фигура в черном стояла на краю поселения, освещенная заревом пожара, и всматривалась в лес. К ней подошло существо, внешне похожее на большого волка или собаку, уже трудно было отличить, шкура разорвана и местами висела клочьями, под ней виднелись кости и мышцы в разводах от запекшейся крови, ободранная морда, с застывшим навечно оскалом желтых зубов, с которых стекала мутная слюна, белые невидящие глаза. За ним показалось еще десятка два таких же существ. Незнакомец вытянул руку и погладил, вернее, поцарапал когтями по черепу это существо.

– Догнать.

Стая издала какое-то хриплое рычание и в несколько прыжков скрылась во тьме леса. Спустя несколько минут в чаще раздалось несколько отчаянных криков, за ними еще несколько в стороне и дальше. Незнакомец так и стоял неподвижно на месте, вслушивался. Слабая вспышка и далекий раскат грома, повеяло холодом, и пошел мелкий дождь. Начиналась гроза.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 12:08 UTC

Глава 1. Детство.

В это время затишья в семье простого охотника и родился один маленький оборотень. Если бы кто сказал, какая его ждет судьба – с него бы посмеялись и приняли за сумасшедшего. Но никто не сказал, и малыш, засунув большой палец в рот вместо соски, тихо посапывал в кроватке, укрытый пушистой шкурой.

Мама.. Казалось бы это такое простое и незатейливое слово, но сколько в него вложено теплоты , чувств. Мама – самый первый человек, которого видишь в своей жизни. Она была рядом, заботилась и оберегала с самых первых дней жизни, и она же так само будет заботиться и защищать до последнего.. И ее мы вспоминаем в самые трудные моменты, ее образ придает нам сил, и остается в душе самым теплым воспоминанием.

Мама была первой, кого увидел наш будущий герой. Она была невысокого роста, крепкого сложения, волнистые каштановые волосы мягко ложились на плечи, очень красивое лицо с приветливой улыбкой и изумрудные глаза. Самая красивая на свете. Хоть он еще ничего не понимал, но рядом с ней ощущал себя в полной безопасности. Да и что еще нужно младенцу, кроме как быть сытым в тепле и безопасности.

А потом пришел папа. Высокий, немного худощавый, жилистый, с коротко стрижеными волосами пепельного цвета, лицо со строгими чертами и карими глазами. Они с мамой смотрели на него и улыбались, потом папа взял его на руки и сказал:

– А кто это у нас такой маленький? Тэни, как мы назовем этого крепыша?

– Давай назовем его как дедушку? Как думаешь, Юркен?

– Как дедушку Вольфа? А чего, хорошее имя. Теперь ты будешь Вольф.

Вот так и было дано имя, которое прогремит еще многими континентами.



Детство. Самая счастливая и беззаботная пора в жизни, которая пролетает почти незаметно, и в которую порой так хочется вернуться. Хоть на миг, лишь бы увидеть снова весь мир восторженными глазами ребенка, мир, полный чудес и волшебства. Детство Вольфа было весьма интересным и насыщенным, полным счастливых и запоминающихся моментов. Он был третьим ребенком в семье, и когда немного подрос, мама оставляла его на попечение бабушки. Самый старший брат, Раут, был на двенадцать лет старше него, и уже вовсю учился у дедушки кузнечному ремеслу, и также частенько пропадал на арене, наблюдая за тренировками воинов. Второй брат, Кирк, был старше на четыре года, и они вместе с остальными детьми резвились на улицах городка. Их любимым развлечением было раздразнить соседского индюка, а потом с радостным лепетом убегать от него, перепрыгивая заборы, и взбираться на деревья или чердаки. Иногда индюк таки догонял кого-нибудь, и счастливчику, или раздолбаю, доставалось хорошенько, но поскольку все раны заживали на них в мгновение ока, это только подстегивало интерес. В зимнее же время они чаще сидели дома, придумывая себе разные развлечения и занятия, рассматривали морозные узоры на окошках, а временами, когда удавалось выбежать на улицу, с радостным смехом носились по снегу и возвращались в теплый дом замерзшие, зато такие счастливые.

Проходило время, дети подрастали, и за играми проводили почти все время. Теперь их стайку стражники пропускали за городские стены, где открывались поляны с пастбищами и огромный мир леса. Они не отходили далеко в лес, поскольку знали, что там очень опасно, а вот забраться в загон овец и устроить на них забег – за милую душу. Правда, потом приходилось устраивать уже забег на своих двоих, убегая от пастуха. Как и все дети, Вольф с братом забирались куда только могли, и порой делали всякие глупости и шалости. Порой, набегавшись и проголодавшись, они заскакивали домой, и пытались стащить что-нибудь вкусное с кухни, пока бабушка не видит. Иногда получалось уйти незамеченными, а временами попадало веником, или же прилетало по лбу увесистой деревянной ложкой.

Однажды они резвились недалеко от дедушкиной кузни, и, немного умаявшись, подошли к колодцу напиться воды. Им стало интересно, что же там, заглянули, потом заулюлюкали, еще какое-то время переговаривались с эхом, а затем им блеснула идея – а что будет, если кинуть камень? Кинули, услышали как он плюхнулся, и решили попробовать камень побольше. Звук был громче, и тогда их озарило – а всегда ли звук похожий? Решили проверить и пошли в кузню. Пока дедушка отвлекся, они стащили пару молотков, щипцы и несколько брусков-заготовок. Все это побросали в колодец, и, убедившись, что звук всегда похожий, побежали рассказать маме о своем открытии. Не сложно догадаться, что тогда маленьким естествоиспытателям влетело хорошо. А дедушка потом полдня вылавливал свои инструменты.


В другой раз они сидели у дома и наблюдали за курицей с цыплятами. Присматривались и уяснили себе, что курица большая и летает, а цыплята маленькие, точь-в-точь как курица, только почему-то не летают. Решение вызрело мгновенно у обоих – надо научить их летать! Они переглянулись, кивнули друг другу и сорвались с места, принялись ловить цыплят и подбрасывать их вверх. Поднялся нешуточный гам, из-за дома вышла мама посмотреть, что же происходит, и увиденное ошеломило – Вольф с Кирком бегали и ловили нескольких цыплят, за ними гонялась курица, вокруг летало множество перьев, а по крыше бегали остальные цыплята.

– Ах вы ж кошкины дети! Вот я вам сейчас всыплю! – Крикнула мама, и схватилась за веник.

Дети побросали все и ломанулись в дом, мама за ними. Они не придумали ничего лучше, чем забежать в свою комнату и спрятаться под кроватью. Спустя минуту туда заглянула мама.

– Ану вылезайте!

– Нет!

– Вылезайте, а то получите у меня!

– Не вылезем!

– Быстро, если сами выйдете – по оплеухе получите, а если я вас вытащу – отвешу по две!

Мелкие прикинули оба варианта, поняли, что так или иначе влетит, и послушно вылезли. Мама отвесила обоим по оплеухе, а потом присела, обняла и улыбнулась. Посмотрела нежно на них и поцеловала, затем поднялась и сказала:

– Вот что мне с вами, сорванцами, делать? Ладно, пошли цыплят с крыши снимать.

Братья переглянулись, вытерли выступившие слезы, улыбнулись и пошли следом за мамой.

Это была самая счастливая пора, полная впечатлений и ярких образов. Больше всего запомнились вечера, когда папа возвращался с охоты, и вся семья собиралась у камина в доме, вели беседы обо всем на свете, делились впечатлениями и ужинали свежей жареной олениной с хлебом, с хрустящей поджаристой корочкой. Это было тогда самое вкусное блюдо, и с этим вкусом детства уже ничто не могло сравниться. Папа рассказывал всяческие истории о дальних охотничьих вылазках, рассказывал о разных животных и их повадках, обещал взять с собой как подрастут дети. Дедушка рассказывал истории о своем детстве, о давних временах, и дети с удовольствием все слушали. В один из таких вечеров Вольф слушал рассказ дедушки о дальних странах, в которых ему довелось побывать в молодости, и смотрел, как плясало пламя на поленьях в камине. В его завораживающем танце он представлял все те образы, что возникали в воображении. Эти образы двигались, менялись, и в такт им начинали двигаться языки пламени, вытягивались длинными тонкими полосками, сплетались и расходились, вспыхивали. Вольф не сразу заметил, что в комнате воцарилась тишина. Когда он это понял и осмотрелся – все удивленно смотрели на него, а в глазах мамы читались одновременно опасение и интерес.

Старшему брату исполнилось восемнадцать, и он заявил всем, что решил вступить в ряды воинов, и вскоре должны пройти испытания. Отец с дедушкой были довольны, дедушка даже пообещал сделать ему лучшее снаряжение. Мама лишь вытерла слезы, обняла и сказала, что гордится им. Несколько дней прошли за приготовлениями, дедушка со своим учеником и братом почти все время сидели в кузне, подгоняли и отлаживали оружие и снаряжение. И вот в назначенный день на воинской арене собрались молодые претенденты. Вышел вождь с шаманом и огласили, что в этом году в воины они могут принять только шестерых юношей, и из собравшихся двадцати четырех они выберут самых сильных и ловких. Всех поделили на пары и протрубили начало боя. На арене схлестнулись молодые бойцы, бой был не долгим, победителей в парах определили довольно скоро. На второй раунд вышли двенадцать бойцов, все как на подбор. Этот бой был дольше, потому как противники были довольно сильные, в некоторых парах интрига держалась почти до последнего. Не обошлось и без неприятностей. В пылу боя один из юношей вошел в раж и начал превращаться, что во время состязаний запрещено, и воин, который следил за ареной, отправил его в глубокий нокаут, от греха подальше. Раут был в числе победителей. Под восторженные крики толпы им вручили знаки отличия воинов и назначи

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 13:12 UTC

Под восторженные крики толпы им вручили знаки отличия воинов и назначили наставников. Теперь Раут целыми днями пропадал на арене за тренировками, а как возвращался вечером – рассказывал, что узнал от бывалых воинов, делился мечтами о дальних краях и подвигах. Слушая его, Вольф и Кирк сами начинали фантазировать о своих будущих приключениях, представляли себя героями в сражениях. Они даже игры себе придумывали, делали мечи из дерева и бегали на арену исподтишка наблюдать за тренировками воинов, а потом повторяли все это, дерясь между собой.

Вскоре они еще немного подросли, и Кирка представили в помощники в дедушкину кузню. Это занятие ему не очень нравилось, и он каждый день доставал отца своими просьбами взять его на охоту. Отец лишь говорил, что пока ему не исполнится двенадцать – на охоту нельзя, и добавлял – в первое полнолуние его двенадцатилетия возьмет с собой в лес, в первое его превращение. Кирк даже начал отмечать дни до этого события. Вольфа же начала с собой забирать мама, когда уходила в лес или на ближние поляны за травами, ягодами, грибами и кореньями. Она, как и бабушка, была лекарем, и знала толк в растениях и магии. Частенько она отходила подальше и наблюдала, как Вольф увлеченно что-то ищет или рассматривает. При этом в ее взгляде иногда читались интерес, тревога и какой-то страх.

Кирку исполнилось двенадцать, и к его огромной радости отец сказал, что время пришло. Пару дней они готовились к походу, и в канун полнолуния ушли в лес. Мама говорила, что через четыре года и Вольф пойдет так же, чтобы в первый раз отец был рядом, показал всю силу зверя и как с ней совладать. Так же она сказала, что после первого превращения ему могут открыться новые силы, главное прислушиваться к себе. Через четыре дня отец с Кирком вернулись. Брата было не узнать, он прям сиял от счастья, говорил что то, о чем он мечтал и близко не стояло с тем, что почувствовал. Отец тоже был доволен сыном, сказал, что с ним было меньше проблем даже чем с Раутом, он быстро разобрался что к чему и совладал с собой. Родные были очень довольны и устроили вечером маленький праздник, где Раут с Кирком наперебой рассказывали о своих первых впечатлениях, а Вольф слушал каждое слово, желая поскорее почувствовать все это на себе.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 13:18 UTC

Дни сменялись днями, братья с головой ушли в свои заботы, а Вольф наслаждался последними годами своего беззаботного детства. В то время как Раут уже стал неплохим воином, и время от времени покидал поселение по заданиям вождя, Кирк не пропускал ни одной охоты с отцом и уже стал весьма опытным охотником как на свои годы. Вольф же, когда не ходил с мамой за травами или не помогал по дому, бежал с ребятней куда-нибудь играть. Если раньше он всегда был в компании брата, и они считались заводилами в стайке ребят, то теперь стал немного сторониться большой компании, больше сдружился с несколькими сверстниками. Особенно ему нравилась одна девчонка, Тэша, она была невысокого роста, с длинными волосами цвета воронова крыла, и глубокими черными глазами. Бывало они с ней вдвоем убегали на лужайки за поселением, и лежа в траве смотрели на небо, на облака, говорили друг другу на каких фантастических животных похоже то или иное облако, делились фантазиями о больших облачных городах, которые летают в небе, и в них живут небесные жители. Иной раз они отходили к лесной речушке или озеру, и там, сидя на берегу, мечтали о путешествиях в дальние страны, о которых рассказывали бывалые воины и путешественники, о морях и океанах, похожих на вот это самое озеро, только намного больше. Или же влезали на самое высокое дерево и смотрели на бескрайние леса, а далеко на горизонте поднимались Северные Горы, и где-то за ними лежат бескрайние просторы, которые так хотелось посмотреть, узнать. Вот так понемногу укреплялась их дружба, росло взаимное доверие и привязанность. Спустя годы все это перерастет в намного более глубокие и теплые чувства, а пока же они, будучи еще детьми, беззаботно уходили с головой в игры и просто радовались всему миру вокруг, бескрайнему и сказочному.

Но мир не был таким уж и сказочным. В нем шли войны, укладывались союзы, устанавливался мир, где хватало места злу, жестокости, алчности и предательству. Под благими целями прятались низменные стремления, за всеобщим благом стояли интересы кучки кукловодов, которые умело руководили легковерным народом. Империя активно расширяла владения, возникали новые поселения, крупные независимые города вынуждены были принимать власть Империи, или же эта власть приходила сама, устанавливая свое право огнем и железом. Когда-то свободные народы в составе Империи, присягнув ей на верность, имели свои права и вольности, за ними закреплялись территории и выдавались разрешения на экспансию тех или иных регионов. И как раз северные лесные просторы до самих Северных Гор были отданы для покорения людям и светлым эльфам. Пройдет еще немного времени и грянут перемены, мир изменится, и уже никогда не будет таким, как раньше.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 13:37 UTC

Глава II Первое полнолуние.

Первые тревожные новости пришли в поселение незадолго до двенадцатилетия Вольфа. Из ближайшего города Замок Воронов, который располагался в семи днях пути южнее, вернулся с поручением один из воинов. Он рассказал, что на юге становится неспокойно, у двух городов были замечены разведчики, а от Ритлина вообще уже давно не было вестей. Вождь с шаманом и старейшинами долго обсуждали эти новости в Высоком Зале, и было принято решение выслать разведчиков в эти города, чтобы быть в курсе событий. Так же, по настоянию шамана, решено было в городах отыскать обращенных оборотней и склонить их к сотрудничеству, в крайнем случае – обратить самим, но действовать предельно осторожно.

Тем временем у нашего героя дома вовсю шло приготовление к первому превращению. Отец собирал и отлаживал снаряжение к предстоящему походу, дедушка помогал получше подогнать легкий кожаный костюм, а братья, освободившись от своих дел, засыпали советами и наставлениями. Последнюю ночь перед походом Вольф совсем не смог глаз сомкнуть от волнения. Утром же, когда пришло время отправляться, он был изрядно уставший, и ему все время казалось, что он что-то забыл. Но все было уже собрано и упаковано, и они, попрощавшись с семьей, вышли через северные ворота и направились на северо-восток. Утренний лес был застлан редким туманом и просто дышал прохладой, отовсюду доносилось пение и щебетание птиц, жужжание насекомых, сквозь кроны деревьев пробивались лучи восходящего солнца. Усталость как ветром сдуло. Отец двигался достаточно быстро, и в то же время абсолютно бесшумно, а Вольф же все время наступал на ветки, треск которых оглашал весь лес об их присутствии, или же шуршал опавшей листвой.

– Пап, погоди, научи меня так ходить. – В полголоса окликнул он отца.

– Молодец сын, сообразил вовремя. – Тепло улыбнулся отец. – Лес не любит шума. Ступать надо мягко, слегка согнув колени, таким себе пружинящим шагом. В лесу на мягком грунте сначала ступай на пятку, потом плавно опускай носок и размеренно переноси на ногу вес тела, чтобы потом сделать следующий шаг. На твердой земле – наоборот, сначала ставь носок, и затем тихо опускай пятку. В густой траве надо ходить как по твердой земле и повыше поднимать ноги, так ты не оставишь следов после себя. Понял? – Вольф неуверенно кивнул. - Смотри, как это делается.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 13:45 UTC

И отец медленно, выверяя каждое движение, показал, как следует ходить. Вольф кивнул и начал повторять за ним, сначала это было сложновато, выверять каждый шаг и следить за движениями, но он довольно быстро приспособился и уже старался не отставать от отца. Они все дальше уходил в лес. Окружающая природа понемногу менялась, между привычными дубами осинами и вязами все чаще попадались сосны, ели и громадные кедры. Местами им приходилось по еле заметным тропинкам петлять в зарослях кустарников. Изредка попадались большие участки леса, поросшие сплошным ковром папоротника высотой почти по пояс, или же небольшие овраги, выстеленные сплошным вечнозеленым покрывалом мха. Вольф внимательно и с интересом осматривал все кругом, изредка оглядывался. Отец наблюдал за ним и одобрительно кивал. Солнце поднялось, и лес наполнился жизнью. Множество птиц и зверей спешили по своим неотложным делам, переговаривались на своих языках, все это напоминало огромный улей. На обед они сделали привал, пообедали вяленой олениной и Вольф успел вздремнуть часик, а затем продолжили путь.

К вечеру добрались к большой поляне, посреди которой был выстроен круг из каменных блоков, в центре которого камнями выложено место для костра. Отец пошел в лес и вскоре вернулся с охапкой хвороста. Развели костер и немного перекусили. Темнело, начало холодать, скоро должна подниматься луна. Надо готовиться. Вольф снял куртку и рубашку, сапоги, остался в одних штанах. Спросил отца:

– А как проходит превращение в первый раз? – Отец ненадолго задумался.

– У всех по-разному. – Начал он осторожно, чтобы не пугать своего сына понапрасну. - Никогда не знаешь заранее, какой зверь сидит в тебе. Нам повезло, мы можем его покорить, стать с ним одним целым, получить его силу, но можем и сами при этом меняться.

– Как я пойму что это началось?

– Почувствуешь, сын мой – это я тебе обещаю. – Тепло улыбнулся он.

– А это больно? – Продолжал расспрашивать Вольф.

– Ну как тебе сказать. Вот наша мама, когда очень злится, может ударить половником по голове? - Вольф кивнул. – Это немного больнее. – Усмехнулся отец. – А если серьезно, то первое превращение довольно болезненное, зато все последующие зверь будет уже с тобой, и будет защищать тебя. Ты сам потом сможешь управлять превращениями по своему желанию, скажу только что в полнолуние и под сильными эмоциями это легче. У нас три дня, вот почему мы приходим сюда, чтобы передавать знания от отца к сыну, от матери к дочери.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 13:52 UTC

Вольф снова кивнул, его пробирала дрожь, не то от волнения, не то от холода. Они с отцом сели на камень и повернулись лицом на запад. Уже совсем стемнело. Из-за высоких крон деревьев показался бледно-красный диск луны. Вольф с опаской посмотрел на него и прикипел взглядом, не отводя глаз смотрел как тот медленно движется по небу. В нем было что-то чарующее, необычное и таинственное. Холодный лунный свет будто пронизывал все его существо, проникал в самые потаенные глубины сознания, и от этого света внутри просыпалось что-то первобытное, дикое. От этого ощущения просто дух захватывало. По коже мурашки пробежали, по спине и затылку прошел холодок и волосы на голове встали дыбом. Вдруг все вокруг осветилось яркой вспышкой, стало светло как днем, весь лес и поляна теперь выглядели совсем по-другому. Трава на поляне расходилась волнами от дуновения ветра, деревья еле заметно покачивались, только очень медленно, словно время замедлило свой привычный бег. В голове прозвучал тихий и вкрадчивый голос:

– Вот ты какой, ну будем знакомы.

– Кто ты? – Хотел было сказать Вольф, но не успел вымолвить и слово, как голос ответил на его мысль.

– Я – часть тебя, и чтобы объединить наши силы ты должен меня победить. Твой разум и воля должны показать себя, чтобы мы стали единым. Действуй!

По всему телу как разряд молнии прошел, все мышцы напряглись до предела, казалось, что еще немного и они лопнут, кожу словно рвали когтями на тонкие лоскуты, внутри все горело, сердце бешено билось и готово было разорваться. Кости будто переломали все, перекрутили внутри и снова собирали в кучу. Глаза застилала какая-то пелена, сквозь которую, как в тумане, что-то стремительно мелькало. На сознание со страшной силой давил зверь, оно собралось в маленький комок и забилось где-то в угол на самых задворках души. Опираться ему было очень трудно, к тому же хоть он и чувствовал свое тело, но совсем не мог им управлять. Сначала было страшно потерять себя, свое я, раствориться в этом звере. Казалось, что еще немного – и его поглотит этот первобытный и необузданный дух. На миг Вольф вспомнил Тэшу, родных, братьев, маму.. В сознании возник ее образ, такой родной, в ее изумрудных глазах скользнула тень тревоги. Он представил, что может их всех потерять навсегда, и уже никогда их не увидит, никогда не почувствует родные объятия. Никогда.. На смену страху пришла решительность сохранить себя, появилась воля к победе. Сознание, буквально стиснув зубы, принялось сопротивляться. «Ты – часть меня, и я сильнее от тебя, ты не победишь» - все твердил себе Вольф, и натиск зверя немного ослабевал. Он уже отчетливее чувствовал свое тело, казалось, что еще немного усилий, и он сможет снова управлять им. Собрав волю в кулак, он в одном порыве приказал остановиться, и тут же сознание стало совершенно чистым, вернулось ощущение своего тела, взгляд прояснился.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 14:01 UTC

Снова прозвучал голос:

– Молодец, ты прекрасно справился, показал даже больше, чем я рассчитывал. Знай, я всегда с тобой, теперь мы едины.

В момент появилось чувство нереальности происходящего, будто не знаешь, где находишься и что произошло. Вольф осмотрелся и отметил про себя, что место ему совсем не знакомо, он сидел на небольшой скале посреди леса. Вокруг было светло как днем, все прекрасно видно в мельчайших деталях, и даже больше, он видел что-то неуловимое в окружающей природе, таинственное и непонятное, даже чувствовал это. В небе светила луна. Он посмотрел на нее и ощутил, как внутри появилось и растет ощущение полной свободы, это чувство захлестнуло его, вдохнул на полную грудь и по лесу прокатился луной его протяжный вой.

Спустя некоторое время он краем глаза заметил движение, посмотрел в ту сторону. Между деревьев к нему стремительно приближался длинными скачками оборотень. Отец – промелькнуло в голове. Тот подбежал и остановился в нескольких шагах, рассматривал сына. В этом облике он не сильно отличался от своего привычного человеческого обличия, высокий, широкий в плечах, короткая серая шерсть покрывала несколько худощавое тело, рельефно выделялись канаты мышц. В отличие от него Вольф, даже будучи еще ребенком, в этом облике выделялся довольно мощным сложением, все тело покрывала черная длинная шерсть, в свете луны она едва поблескивала.

– Все хорошо? – Послышался встревоженный голос отца.

– Да, пап, все нормально. Ты не предупреждал, что может быть так трудно. – Легкий шок еще не покидал Вольфа.

– Бывает по-разному, тут не угадаешь. Я уж было испугался, что зверь взял верх. – Тревожное лицо отца снова расплылось в своеобразной улыбке. – Но только не над моим сыном. Скоро будет светать, пойдем обратно к лагерю, а то далеко мы забрались. – Последние слова отец Вольфа вымолвил недружелюбно рассматривая лес.

И они двинулись обратно, отец впереди, сын следом. Вольф с интересом смотрел по сторонам, то, что он видел – завораживало, и он не только это видел, он чувствовал. Ощущал, как вокруг бурлит жизнь, каждое растение и животное несет в себе частичку той живой природной силы, магии. Она пронизывала и объединяла все, перетекала и менялась. Посмотрел вперед, на отца, и ему показалось, что он ощущает и видит как бьется его сердце.

Пришли к лагерю когда уже светало. Отец остановился, отряхнулся, и просто на глазах вернулся в облик человека, шерсть исчезла в коже, будто росла вспять, когти втянулись, пальцы сделались тоньше, ноги приняли привычный для человека вид, и лицо снова стало человеческим. Вольф почувствовал некую усталость, мир перед глазами несколько потемнел и потускнел. Посмотрел на руки – когти втягивались и исчезала черная шерсть, он снова становился человеком. Посмотрел на отца и улыбнулся, отец улыбнулся в ответ, но потом как-то встревожено посмотрел и подошел ближе, сказал:

–Ты себя нормально чувствуешь?

– Да отец, а что? Устал только.

– Да так.. А ну-ка покажи зубы, дружок.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 14:12 UTC

Вольф оскалился и показал зубы, к удивлению отца, как и его самого впрочем, у него теперь было три пары довольно длинных и острых клыков. Отец поспешил его заверить, что такое тоже иногда бывает, что по слухам у шамана в первое превращение вообще хвост вырос и так остался.

Они развели костер, разогрели себе завтрак, и затем малого совсем сморила усталость, он лег на шкуру у костра, свернулся и мирно уснул почти на весь день. Во сне он видел что снова бегает по лесу в лунном свете, в компании таких как он сам, что-то незримое их объединяло. Отец тем временем отдохнул, собрал немного хвороста и пошел в лес добыть на ужин какого-нибудь мяса. Ближе к вечеру Вольф проснулся, подождал пока вернется отец, они перекусили свежим мясом кролика и пошли продолжать обучение.

– Мы можем обращаться когда захотим, в полнолуние на протяжении трех дней это делать намного легче. Потому тебе надо учиться сейчас. –Цитировал истинны оборотней его отец во время занятий. – При сильных переживаниях, эмоциях, будь то страх, злость или счастье, превращение тоже легче. Надо мысленно воззвать к своему зверю, и он откликнется, отзовется на призыв. – Эти цитаты глубоко врезались в память молодого оборотня. Самое важное для себя он услышал дальше. – И не бойся, самый сложный только первый раз, потом же ты научишься прекрасно его контролировать. Сын, тебя ждет необычное будущее. – Сказал он ему прямо в глаза, что-то мелькнуло в его зрачках, а в следующее мгновение он хлопнул его по плечу. - Ну же, теперь давай, пробуй.

Вольф зажмурил глаза, напрягся и сам себе сказал «ну, давай, выходи!». Ничего не произошло. Немного разочарованный, он снова повторил себе «я хочу превратиться!». Ничего. Стало даже как-то обидно немного. Ну что за зверь то своевольный попался? Он потом просто закрыл глаза и представил себе волка, который бежит в лесу, как в своем сне, и тут у него уже знакомо пробежал мороз по спине, все вокруг просветлело и стало четче. Он превратился. Отец довольно улыбнулся и кивнул. Затем превратился сам. Весь вечер и ночь они рыскали лесом, отец объяснял тот или иной момент, что не понимал Вольф. Тот же все схватывал буквально на лету, и при этом демонстрировал необычную скорость, ловкость и силу, как на свой возраст. Еще у него оказалось весьма развито чутье. Как объяснял отец, это в той или иной степени развито у всех оборотней, но может отличаться, и надо сначала разобраться, что же именно он чувствует и как это можно использовать, а это придет со временем.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 14:22 UTC

Утром они снова позавтракали и прилегли отдохнуть. Отец сказал, что сегодня они будут охотиться. Он покажет как выслеживать, подкрадываться и стрелять из лука, но сначала надо выспаться. Ближе к обеду мелкий проснулся и, щурясь от яркого солнца, сладко потянулся, довольный жизнью. Затем огляделся по сторонам и нашел взглядом отца, тот у края поляны что-то раскладывал в траве. Тот оглянулся и, увидев что сын наблюдает, жестом подозвал к себе. Он дал Вольфу короткий охотничий лук и стрелы, показал как следует вкладывать стрелу, как держать, натягивать тетиву, целиться и стрелять. Затем оставил на поляне потренироваться, а сам пошел за хворостом. Почти два часа Вольф пытался хотя бы попасть в дерево за двадцать шагов, но у него все время или стрела выпадала, или улетала куда-то далеко в сторону. Так он даже чуть не подстрелил отца, когда тот возвращался и неосмотрительно вышел из зарослей. Видя его тщетные попытки, отец достал пару охотничьих ножей и легкий топорик, показал как их можно метать. К его глубокому удивлению сын с ходу разобрался в технике, и уже спустя пару часов довольно метко метал ножи на приличное расстояние.

Затем они отправились налегке в лес, где отец объяснял как читать следы, как следует идти за жертвой, не обнаруживая себя. Потом нашли свежий след косули, пошл по нему, и когда она появилась в поле зрения, отец шепотом пояснил чтобы он смотрел и запоминал как надо подкрадываться. Он, словно тень, бесшумно передвигался от дерева к дереву, подошел совсем близко, и одной стрелой уложил ее на месте. В лагере он показал как следует разделывать добычу. Ночью они снова ушли в лес, на этот раз отец показывал основы боя, объяснял преимущества и уязвимые места оборотней. Так, например, объяснял, что в человеческом облике они весьма уязвимы к оружию, но раны заживают очень быстро, в облике зверя же ранить намного сложнее, шкуру пробить можно лишь серебряным или зачарованным оружием, а так же можно серьезно пострадать от когтей или зубов других оборотней. Еще рассказывал, что в идеале следует научиться использовать и гармонично совмещать скорость и ловкость с силой.


Но слова словами, а хорошая драка лучше учит. Отец сказал сыну «Нападай!» и принял защитную стойку. Он парировал удары, уклонялся, временами контратаковал, при этом каждый раз подсказывал или комментировал то или иное движение. У Вольфа получалось с каждым разом все лучше и лучше, он быстро атаковал, чем дальше тем точнее и сильнее удары, при этом еще и успевал уходить от контратак. Через несколько часов он, изрядно уставший и запыхавшийся, с кучей царапин, но от этого только счастливый, присел на корточки напротив отца и спросил:

– А как узнать, кем я буду в будущем?

– Не узнаешь, пока не придет время. Скоро сам поймешь что тебе ближе. А сейчас давай наперегонки к поляне!

Это необыкновенное чувство, стремительно бежать рядом с отцом петляя между деревьев, слышать шум ветра в ушах, ощущать свое тело, каждый мускул, чувствовать прохладный воздух на коже. Безграничная свобода и ясность сознания..

Утром они собрались и выдвинулись в обратный путь. Ближе к вечеру были уже в поселении. Братья встречали их еще у ворот и проводили к дому, по дороге все расспрашивали как прошло первое полнолуние. Дома отец сказал, что все прошло замечательно, и вечером будет небольшой праздник по этому поводу. Потом поймал взгляд мамы и незаметным кивком попросил отойти поговорить. Они вышли в другую комнату, мама заговорила первой.

– Все нормально прошло? Как он впервые это принял?

– Тэни, он черный.

– Ты шутишь? Среди нас они давно уже не встречались. Он выдержал?

– Да. Не сразу, но он справился. Мне кажется, проснувшийся зверь его сильно изменил, у него клыки выросли, а что переменилось внутри – трудно представить. Даже сейчас он очень сильный, сразу убежал от меня, такой скорости я еще не видел. И быстро учится.

– А помнишь, как он в детстве управлял огнем в камине? Надо поговорить с Каэр-Ханом, пусть присмотрится к нему.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 14:39 UTC

Глава III Юность.

Чуточку повзрослев, у Вольфа появились новые возможности, он заметил, что зрение стало острее, и даже ночью теперь мог замечательно видеть. Забот тоже прибавилось. Сверстники начали его сторониться, поскольку заметили как он изменился, да и улыбка мало кого оставляла равнодушным. Осталась только Тэша, и они все так же в свободное время выходили за город, гуляли и беседовали. Иногда он уходил один и, забравшись подальше в лес, пробовал превращаться, прислушивался ко всему окружающему. С каждым разом он ощущал что-то новое, неуловимое, но оно вырисовывалось все четче, надо лишь разобраться что это. Порой он выбирался к арене и наблюдал за тренировками брата и других воинов.

Но свободного времени на все это было не так много. Как и братьев, его пристроили в кузницу в помощники дедушке, и большую часть дня он носил воду, уголь, или же присматривался к его работе. Временами это было весьма интересно, особенно когда дедушка чинил или ковал оружие и доспехи, на грабли же с лопатами он и до этого вдоволь насмотрелся.

Однажды он наблюдал, как дедушка начинал ковать меч. Он взял три стальных прута, зажал их концы на наковальне и принялся сплетать между собой, затем разогрел в горниле и начал ковать клинок. Вольф заинтересованно спросил:

– А зачем было сплетать прутья? Не легче ли взять широкий брусок и из него выковать меч?

– Можно и так сделать. – Начал свой поучительный рассказ дедушка. – Начинающие кузнецы так делают, но толку от такого меча будет мало, разве что морковку чистить и крошить. С одного бруска клинок выходит хрупкий, стоит его чуть согнуть и он лопнет. А вот если его сделать из переплетенных прутов – клинок будет прочный и гибкий. Некоторые кузнецы комбинируют сталь, железо, мифрил, обсидиан и другие материалы, и тогда получается не оружие, а произведение искусства. Не менее важна и закалка, плохо или неправильно закаленный клинок и плешивому собаке задницу не порежет.

Дальше дедушка еще немного рассказал об обработке металлов и попросил принести ему порошок из осколков метеорита, он в сундуке заперт. Вольф открыл сундук, тот был поделен перегородками на несколько отделов. Там стояли несколько стеклянных банок с порошками, от них исходила какая-то слабая аура, от одной веяло теплом, от другой прохладой. Отдельно лежали несколько заготовок и слитков разных металлов. Его внимание привлек небольшой продолговатый слиток серебра. На ощупь он был совсем холодным, и ощущения при этом были весьма странными. Вольф нашел нужную банку и отнес дедушке, поинтересовался:


– А что там за порошки были?

– Там лежат измельченные огненные и ледяные кристаллы, они нужны для закалки. – Объяснял дедушка, посыпав немного порошка на раскаленный клинок и продолжая ковать.

– А металлы? – Не унимался с вопросами Вольф, уж слишком привлекло его кузнечное дело.

– Железные и стальные ты знаешь. Еще там мифриловая заготовка, она светлая и имеет слегка бирюзовый блеск, очень прочный и надежный металл. Орихалковый слиток с матовой, слегка зеленоватой поверхностью, его можно столетиями шлифовать, но никогда не добьешься чтобы клинок из него блестел. Ну а так же есть обсидиановые слитки, они черные с темно-красным отблеском.

– Там еще один маленький есть, это серебро?

– Почти. Это лунное серебро, очень редкий и необычный металл. Тот слиток – все что удалось нам добыть за последние сотню лет. Отец твоей подружки Тэш рудокоп, как раз он со своим братом и еще несколькими оборотнями и добывают большую часть металлов в руднике на окраине Северных Гор. Этот металл трудно поддается обработке, и в прочности не уступает закаленному мифрилу. Способен поглощать и рассеивать магию, часть которой передается хозяину. Кроме того он усиливает способности оборотней, в отличие от обычного серебра. А теперь подкинь еще угля, жару не достаточно.

Так за работой они проговорили еще полдня, у Вольфа проснулся интерес к кузнечному делу, а дедушка был только рад этому, все рассказывал и объяснял основы внуку. Понемногу проходило время, и он уже сам принимался ковать что-нибудь из железа. Сначала выходило не очень, но с каждым разом все лучше.

Пришла зима. Весь лес и город утонули в снегу, и в эту пору в семью пришло сразу две новости. Сначала Вольф начал что-то чувствовать, что-то происходило с мамой, он не мог понять что это, и она изменилась. Немного позже он узнал, что скоро в семье ожидается пополнение, и все будто встало на свои места, понемногу он стал разбираться в своих ощущениях. Второй новостью стало то, что Раут решил жениться. Его избранницей стала Миа, высокая светловолосая и стройная девушка с тонкими чертами лица. Как и водится, мама сначала восприняла все эмоционально, но потом успокоилась, а вскоре и вовсе прониклась к ней доверием и симпатией.

В это время в кузнице не особо и посидишь, потому дедушка с Вольфом брали самую нудную и однообразную роботу домой – плели кольчугу. Вольф почти целыми днями сидел у ведра с мелкими колечками и набирал из них полотно, склепывал кольца на небольшой наковальне и вел неспешную беседу с дедушкой. Разговор шел о чем угодно, и о воспоминаниях из молодости, и о том, как бабушка умеет делать отбивные из вепря, и что соседка снова с мужем ругалась, а утром приходила сковородку выровнять. Когда уже изрядный кусок работы был закончен, к нему подошел дедушка и взял набранную кольчугу, покрутил в руках, помял, и отдал обратно со словами:

– Ну что же, как для начинающего весьма неплохо, хотя местами и редко кольца поставлены. Запомни, если между кольцами можно просунуть палец – это не кольчуга, а халтура. – Усмехнулся дедушка.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 15:18 UTC

Поздней весной в семье пришло пополнение, родилась сестра, ее назвали Кэта. Теперь в и без того большой семье стало совсем весело. Вольф только в кузнице и спасался от того балагана дома, от которого голова шла кругом.

Чуть позже пришли тревожные вести с юга, их принес один из вернувшихся разведчиков. Ритлин разрушен, его жители отказались сдаваться на милость войск Империи, и те стерли весь город с лица земли. А в Крештайн пришли послы от имени Империи с предложением вассальства.

За мелкими домашними заботами время пролетело незаметно, и в один прекрасный день в кузницу зашла мама и подозвала его к себе, сказала:

– Вольф, мне надо тебя кое с кем познакомить, пойдем.

Они вышли с кузни и пошли к Высокому Залу в центре поселения. Вплотную к Высокому Залу стояло еще одно строение, невысокий просторный каменный дом, в нем было жилище шамана, и по совместительству его лаборатория, соединенная с Залом и оружейной. По слухам под домом находится тайная пещера с сокровищами клана. Они постучали в двери, спустя несколько минут послышался шорох, и тяжелая дубовая дверь открылась, в дверях стоял шаман. Он окинул их взглядом и жестом пригласил войти.

Шаман был не молодой, высокий, немного худощавый, но достаточно крепкий, лицо немного продолговатое, с правильными чертами и глубокими синими глазами. Длинные белые волосы завязаны в два хвоста и спадали на плечи. Голову венчал мифриловый обруч с несколькими камнями. Одет в кожаный костюм с белыми меховыми вставками на плечах и груди, серый плащ, на поясе и на ремне наискось через грудь висело множество разных пузырьков и мешочков. На шее виднелось несколько амулетов, и на запястьях по браслету.

Дом шамана изнутри был очень просторным, как ни удивительно. Из главной комнаты вело несколько дверей, скорее всего одна в Высокий Зал, а остальные в смежные комнаты. У стен стояли высокие стеллажи, часть из них заполнена мешочками и банками с всевозможными ингредиентами, часть заставлена бутылками и пузырьками с зельями, в дальнем углу стоял шкаф с книгами и какими-то приспособлениями. Посреди комнаты несколько столов, на которых расставлены реторты, колбы и другое алхимическое оборудование, между ними лежали какие-то свитки, камни, несколько открытых книг. Под столом стояло пару небольших сундуков. В воздухе витал головокружительный аромат, а ощущения просто ни с чем не сравнимые. Было чувство, будто здесь повсюду окружает какая-то невидимая сила. Неожиданно по телу пробежали мурашки, и Вольф поёжился, оглянулся и увидел, что его пристально рассматривает шаман. Стало немного неуютно, но он посмотрел ему в глаза и слегка улыбнулся, шаман чуть повел бровью, отвел глаза и обратился к маме:

–Тэни, это он, о ком ты мне говорила? – Безучастно спросил шаман.

– Да.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 15:26 UTC

– И, значит, ты чувствуешь что-то вокруг, но не можешь объяснить это? – Шаман обратился к Вольфу, обходя его кругом и рассматривая. – Ты хочешь узнать природу своих чувств?

– Да, хочу.. – Выдавил из себя Вольф, ему становилось не по себе.

– Хорошо.. Посмотрим твои способности. Держи, и скажи мне, что ты чувствуешь. – Шаман протянул ему небольшой амулет.

Вольф взял его в руку, ощутил как от него разливается тепло, на миг закрыл глаза и перед его взором возник образ небольшого огонька, будто тот парил и горел в воздухе.

– Тепло, огонь, он летает, я могу его коснуться.

– Хорошо. А это? – Он протянул ему кольцо с синим камнем.

– Холод, ветер и снег, вьюга зимой, сильная.. – Только на последнем слове мальчик запнулся.

– Хм, это? – Шаман подошел к столу, взял один из прозрачных камней с лиловым блеском и дал его Вольфу.

– Странно, кажется, я чувствую жизнь, как на охоте чувствовал животное, сильное, но испуганное.

– Хорошо. А об этом что скажешь? – Шаман подошел к шкафу, открыл и достал оттуда кинжал в ножнах, бросил его Вольфу, и тот поймал его на лету. Руку словно обожгло, боль прошла по нервам, перед глазами все окрасилось в кровавые цвета, и он будто почувствовал дыхание смерти, но кинжал не выпустил, постарался приглушить ощущения.

– Больно, чувствую смерть, все в крови..

Шаман подошел и забрал кинжал, направился к шкафу и не оборачиваясь скомандовал «Выйди!». Вольф прошел к двери, вышел и закрыл за собой, и в этот момент наконец выдохнул с облегчением. Шаман положил оружие в шкаф и вернулся к матери Вольфа, встал напротив и посмотрел пристально в глаза.

– Да, ты не ошиблась, он способный, и весьма сильный. Еще не знает, какими силами обладает. Я согласен его учить.

– Это не опасно? Для него и для нас? – Заволновалась мать.

– Меня сейчас беспокоит не он, есть угроза намного серьезнее. Что-то надвигается, медленно и неотвратимо, древняя сила, на грани ощущения.

– А меня в первую очередь беспокоит мой сын, чему ты собираешься его учить?

– Всему. Хоть черных и близко не подпускали к магии, считаю, тут стоит пойти на такой риск. Что-то в нем есть… Определенно что-то есть. – Протянул шаман. – Пусть завтра приходит, начнем.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 15:43 UTC

На следующий день утром Вольф вместо кузни шел к дому шамана. Было немного страшно. У дома не успел он постучать в дверь, как ее открыл шаман и пригласил внутрь. Все та же комната, шаман указал на стул и сказал присаживаться, сам же сел напротив.

– Как ты думаешь, что такое магия? – Воль задумался и только спустя пару минут, сформулировав свои мысли, начал отвечать.

– Не знаю, думаю, это что-то такое необычное, сильное и таинственное. И в то же время что-то красивое. Мама говорила, что магия это внутренняя сила, может лечить и помогать.

– Да уж, многие не понимают всей сути магии. Одним она дается на интуитивном уровне, другим приходится годами учить формулы и правила, чтобы хоть как-то ей овладеть. А для простых людей, да и не только людей, магия так и останется непонятным бормотанием, взмахами волшебной палочки, забрасыванием всякого мусора в кипящий котел и прочей ересью. – Последние слова были буквально выплюнуты от презрения к недалеким людям.

Вольф слушал эти слова, пытаясь ничего не пропустить и разобраться в их значении. От догадок и предположений на него нахлынуло еле сдерживаемое волнение, в груди даже немного похолодело от предчувствия чего-то очень важного. Шаман тем временем продолжал.

– Весь мир наполнен магией, она повсюду, в той или иной форме, стихии, она окружает нас, двигается, меняется, дает жизнь и так же ее отнимает. Даже время и основы мироздания пронизаны магией, и путем использования этой магии можно менять даже их. Ты чувствуешь магию, но еще не умеешь прислушиваться к чувствам, не понимаешь всей ее сути, не знаешь связей. Если у тебя есть желание – я научу тебя тому что знаю, как учил своих помощников, если нет – я могу научить как приглушить чувства, чтобы они не мешали тебе жить. Какой твой будет выбор?

– А я тогда смогу управлять своими чувствами? – Вместо ответа любопытный мальчик задал свой вопрос, чем порадовал Шамана. Да, с ним будет интересно, очень интересно. Он тогда и не подозревал, даже и представления не имел, насколько окажется прав. Вольф изучал задумавшегося шамана, пока тот наконец-то не ответил.

– Да, и даже больше – ты сможешь управлять окружающим.

– Тогда я согласен учиться у тебя, шаман.

– Замечательно, мой дерзкий друг. Но прежде хочу предупредить – от меня не будет никаких поблажек, делай что я скажу и не перечь. Будешь звать меня по имени, Каэр-Хан.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 15:49 UTC

С этого дня началось обучение Вольфа пути магии. Поначалу шаман объяснял ему основы, рассказывал и учил как использовать свои ощущения, и что они значат. Каждый такой день был для него особенный, полный новых впечатлений и открытий. А время между занятиями проходило в уборке лаборатории и поиске ингредиентов. Затем пришло время учиться и пробовать использовать эти силы вокруг. Шаман учил его управлять стихиями, накапливать внутреннюю энергию, чувствовать и соблюдать равновесие сил. Они время от времени выходили в лес, где на практике молодой ученик пытался концентрироваться и плести заклинания. Вольф на удивление быстро все схватывал, чем не мог не радовать Каэр-Хана, и показывал незаурядные результаты. В один из таких дней шаман объяснял, как надо направлять энергию для сотворения морозного шара, и при этом подпитывать собственную ауру, чтобы отдачей не отморозить всю руку, а потом направить этот сгусток. Рассказав об основах, он вытянул перед собой руку и еле слышно прошептал заклинание, над ладонью возникла белая точка, как снежинка, и начала расширяться, за несколько секунд она достигла размеров большого яблока. Шар висел в нескольких сантиметрах от ладони, от него веяло холодом и вниз стелилась дымка, которая огибала ладонь. Затем он в момент сорвался и устремился между деревьев в чащу леса.

– Видел как надо? Чувствовал, сколько сил стоит направлять? – Спросил шаман. – Теперь попробуй ты, только осторожно, новые пальцы очень трудно выращивать.

Вольф кивнул и начал концентрироваться, чтобы сформировать сгусток энергии. Над ладонью так само возникла белая точка, только она начала пульсировать и колебаться вверх-вниз, понемногу расширялась. Затем опустилась почти к самой ладони, Вольф зашипел, почувствовав как начало обжигать кожу, резко убрал руку и отскочил в сторону. Сформированный шарик ярко засветился и упал, послышался треск, и на земле разошлось круглое белое пятно диаметром около полутора метров. Трава на нем перестала шевелиться от ветра и покрылась инеем, некоторые травинки ломались под своим весом как стекло. Шаман присел рядом с ним, провел рукой и земля начала отогреваться и оживать.

– Каэр-Хан, я старался, правда, очень старался чтобы все получилось! – Залопотал Вольф. - Но трудно одновременно их питать и балансировать.

– Я знаю, не слепой же, все видел. И вообще, честно говоря, даже не ожидал что ты сможешь что-то и близко похожее сделать. Моим предыдущим ученикам это давалось намного труднее. – На шамана нахлынули воспоминания, как он учил, как учили его. Даже он не был способен на подобное в таком возрасте. Не создаст ли он что-то страшное? Спрашивал он у себя каждый день во время обучения.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 15:56 UTC

– А почему так получалось? – Вывел из дум молодой Вольф.

– Потому что они были белыми, а ты черный.

– Я уже который раз слышу про черных! В чем разница, почему при одном упоминании о черных всем становится не комфортно? – Вспыхнула горька обида в молодом оборотне.

– Я расскажу тебе, только в подробности вдаваться пока не буду. Во многом все зависит от зверя, который сидит внутри нас. Это первобытная и древняя сила, сущность, они отличаются между собой и по-разному на нас влияют. Обычно оборотни все серые, как ты уже знаешь, они сильные, быстрые и ловкие, прекрасные бойцы и воины. Вот только у них нет сколько-нибудь серьезных способностей в магии, кроме как в той или иной степени развитых способностей в человеческом облике. И они так же к магии восприимчивы. Другое дело – белые, они встречаются довольно редко, у них сильно развиты способности к магии, и к ней же они еще больше уязвимы, чем серые. Они слабее и медлительнее, но компенсируют это магическим умением. Но еще большая редкость – черные, эти по своей природе меняются намного больше под воздействием зверя, ведь зверь внутри них очень силен. Они сильнее и быстрее серых, весьма умны, имеют впечатляющие способности к магии и при этом слабо уязвимы к ней. Но у них есть существенный недостаток – сам зверь. Его очень трудно контролировать, дух человека должен быть таким же сильным, чтобы с ним совладать. Поэтому их никогда не обучали магии, он мог стать абсолютно неуправляем, почувствовав свою мощь.

– И я этот черный? Но почему ты меня учишь раз я такой?..

– Да, это ты, твоя суть! И ты не должен думать о себе, как о будущем животном, только от тебя зависит каким ты станешь! А учу я тебя потому, что надвигается опасность, темные времена, и это может помочь нам выжить. Понимаешь Вольф? Возможно ты тот, кто нас спасет или же ввергнет в бездну. Ну все, хватит тут трепаться, пошли, попробуешь еще раз шарик удержать.

UTC +7:00
Петр
10 июня, 2016, 16:02 UTC

Вскоре в обучение включились занятия по алхимии, аналитике и других интересных и не очень дисциплинах. Было перечитано кучу книг, заучено сотни свитков с рецептами и формулами. Вольф бывало возвращался домой уставший как собака, пропахший всевозможными зельями, иногда даже с обгоревшими волосами или подпаленной одеждой, но тем не менее доволен своими познаниями, и с твердым желанием научиться как можно больше. Его беспокоили слова Каэр-Хана насчет надвигающейся опасности, временами он погружался в размышления и не замечал ничего вокруг. Однажды он так задумался во время смешивания ингредиентов для очередного зелья, поставил смесь в колбе на огонь и отошел за следующим компонентом, опомнился только когда услышал пронзительный свист и еле успел заскочить в приоткрытую дверь. Громыхнул взрыв, часть стены за столом обвалилась, с треском упала балка и посыпалась черепица с крыши, пару стеллажей свалило волной. Вольф уже хотел идти смотреть чего натворил, как обратил внимание на то, где же он находится сейчас. Это была небольшая площадка, от которой уходила каменная лестница вниз, под землю, и там дальше в темноте что-то поманило его. Он спускался по ступенькам, и все отчетливее чувствовал присутствие сильной магии, в самом низу уперся в каменную арку, закрытую массивной мраморной плитой с вырезанными на ней символами. «Склеп шаманов» – промелькнула мысль в голове. Значит те легенды были правдой, просто потрясающе. Но надо возвращаться, шаман сейчас придет и всыплет по первое число. Вольф быстро взбежал наверх, вышел через двери и успел их за собой прикрыть, как в помещение зашел шаман.

– Ты чего здесь натворил? Половина поселения подумала, что я тут убился! – Начал возмущаться шаман.

– Прости, я не специально, задумался и вот.. Я все уберу. – Глядя в пол пробормотал молодой оборотень. Шаман смягчился и не стал дальше упрекать своего ученика.

– Эх, молодежь.. Конечно уберешь! Ну да ладно, все равно я хотел здесь обстановку поменять, и камин выложить.

С юга приходили все новые слухи и известия. Вернувшиеся из путешествий рассказывали, что руины Ритлина разобрали, и на его месте возводится новый город, а в близлежащих к нему лесах уже выросло несколько эльфийских поселков. С юга движется много переселенцев. Крештайн без боя принял вассальные условия и в нем уже правит имперский наместник, город укреплен и стал форпостом экспансионной армии. Большинство коренного населения было выселено за пределы городских стен, их место заняли переселенцы и ремесленники с юга. Вальтскиге в осаде, внешняя городская стена разрушена, пригород в руинах, защитники окопались в неприступной цитадели и держат оборону. Беженцы уходят в ближайшие поселения, часть из них скоро прибудет в Замок Воронов.

UTC +7:00
Miha Nurov
10 июня, 2016, 17:55 UTC
 сколько букв)) 
Добрый модератор:)
UTC +0:00
islam
10 июня, 2016, 18:02 UTC
здорово..  хорошо получилось..   ,ждем продолжения   
Сила в единстве. Альянс БРАТСТВО
UTC +0:00
Петр
10 июня, 2016, 18:54 UTC

Глава IV. Посвящение

Близилось восемнадцатилетие Вольфа. В семье вообще стало весело, Кирк женился пару месяцев назад, а у Раута и Мии родился первенец. Вся родня с головой ушла в мелкие домашние заботы. Кирк наравне с отцом уже слыл одним из лучших охотников в поселении. Раут же отказался от дальних вылазок и стал тренировать воинов в городе, чтобы быть поближе к семье.

Рано утром в город пришел один из связных из южных городов. Он был истощен, очень уставший, сразу направился к шаману. Услышав новости, тот поспешил к вождю, срочно был созван совет старейшин в Высоком Зале.

Вольф пришел в дом шамана как обычно утром, но того не оказалось на месте, и он принялся по обыкновению наводить порядок на столах. Вдруг он услышал голоса, они доносились из одной приоткрытой двери. Он подошел и заглянул за нее, в полутьме виднелись ступеньки вверх. Немного поколебавшись, Вольф начал подниматься по ступенькам, вскоре он подошел к другим дверям, они тоже были чуть приоткрыты, в щель видно было часть обстановки Высокого Зала. Судя по голосам, здесь собрались старейшины, вождь, шаман и несколько его старших учеников. Отсюда можно было отчетливо слышать разговор.

– Как все мы уже знаем, Ритлин отстроен из руин людьми, вокруг него выросли несколько крупных эльфийских поселений. Крештайн присягнул на верность империи с юга, в городе провели чистку, большинство наших связных уничтожены, остальные залегли на дно, ждут вестей и распоряжений. Почти всех жителей выселили на окраины, в городе теперь в основном переселенцы. Город превратился в армейский форпост, и точных сведений оттуда давно не поступало. Вальтскиге в осаде, город в руинах. А сегодня утром вернулся один из наших связных, раненный и изнеможденный. Цитадель Вальтскиге пала, две недели назад. Захватчики каким-то образом подкупили нескольких человек из гарнизона, и те ночью открыли ворота. Весь гарнизон, включая предателей, уничтожен, только связному удалось вырваться, буквально прогрызая зубами себе путь.

– Это значит, что теперь между нами и империей остался только Замок Воронов? – послышался чей-то обеспокоенный голос.

– Да, и это только вопрос времени, когда они будут у наших стен. – последовал хладнокровный ответ шамана.

UTC +7:00
1665787 зарегистрированных пользователей; 33904 темы; 253523 сообщения; последний зарегистрированный пользователь:juggalo420