"Морские легенды".

82 Ответа
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:19 UTC

Стид Боннет.


Стид Боннет (Stede Bonnet, 1688-1718) — английский пират первой четверти XVIII века, оперировал у берегов Северной Америки и в Вест-Индии.

Боннет родился в 1688 году в Бриджтауне на острове Барбадос и был крещен 29 июля. Его родители, Эдвард и Сара Боннет, владели 400 акрами земли к юго-востоку от Бриджтауна. В 1694 году, после смерти отца, Стид Боннет унаследовал его состояние. 21 ноября 1709 года он женился на Мэри Элламби. У них родилось трое сыновей — Элламби (умер до 1715 года), Эдвард и Стид — и дочь Мэри.

В период войны за Испанское наследство Стид Боннет служил в милицейских формированиях Барбадоса и имел чин майора. Пиратом майор решил стать по невыясненной причине (согласно одной из версий — из-за скандального характера его жены).

Боннет начал с того, что купил за свой счет шлюп, названный им «Ривендж» («Месть»), вооружил его 10 пушками, собрал команду из 70 человек и, объявив о намерении совершить торговый рейс, летом 1717 года вышел в море.

Некоторое время он крейсировал у берегов Виргинии, где захватил несколько судов, в том числе «Анну» капитана Монтгомери из Глазго; «Тарбет», приписанный к Барбадосу, который, ограбив, пираты предали огню; «Индевор» капитана Скотта из Бристоля; и «Янг» из Лейса. Оттуда «Ривендж» пошел на север, к Нью-Йорку, и у восточной оконечности Лонг-Айленда захватил шлюп, направлявшийся в Вест-Индию. Высадившись на острове Гардинера (у восточной оконечности Лонг-Айленда), пираты купили там провизию, за которую заплатили наличными, после чего повернули на юг.

В августе того же года Стид Боннет захватил близ порта Чарлстон (Южная Каролина) два приза: шлюп шкипера Джозефа Палмера с Барбадоса и бригантину шкипера Томаса Портера из Новой Англии. Бригантину, обчистив, пираты отпустили, а шлюп, нагруженный ромом, сахаром и неграми-рабами, забрали с собой. В одной из бухточек Северной Каролины они использовали трофейный парусник для кренгования своего судна, после чего приз был сожжен.

В сентябре Стид Боннет взял курс на Багамские острова и по пути повстречался с испанским военным кораблем. После тяжелого боя, получив серьезные ранения, Боннет бежал от испанцев. Прибыв в Нассау (на острове Нью-Провиденс), он переоснастил свой шлюп, вооружив его 12 пушками. Здесь он познакомился с пиратскими капитанами Бенджамином Хорниголдом и Эдвардом Тичем.

Тич временно взял на себя командование «Ривенджем». Объясняя подобную метаморфозу, Даниель Дефо отмечал, что майор «был никудышным моряком... и потому во все время их предприятия принужден был соглашаться на многое, что ему навязывали, ибо ему недоставало опыта и знаний в морских делах».

                                                         

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:22 UTC

Эдвард Тич.

Эдвард Тич (Edward Teach), которому позднее писатели-беллетристы придумали кличку «Черная Борода» (Blackbeard), родился в 1680 году в Бристоле. Его настоящее имя Джон. О его детстве и юношестве ничего не известно, хотя существует любопытная гипотеза, что когда-то он был наемником-инструктором, о чем говорит его первое прозвище «Тич» от английского слова teacher — учитель. Первые документальные упоминания о нем относятся к 1713 году, когда он уже пиратствовал под началом капитана Бенджамина Хорниголда.

Тич послужил прототипом для образа капитана Флинта в романе Р. Стивенсона «Остров сокровищ».

Будет весьма интересным сказать пару слов о его бороде и его страшном лице, которые сыграли не последнюю роль в том, что капитана считали одним из самых ужасных злодеев в этих местах. Плутарх и другие историки давно заметили, что многие великие римляне получили свои прозвища от некоторых особенных примет на своих лицах. Так, Марк Туллий получил имя Цицерон от латинского слова «cicer», безобразной бородавки, которая «украшала» нос знаменитого оратора. Тич получил прозвище Черная Борода из-за своей пышной бороды, которая почти полностью покрывала его лицо. Эта борода была иссиня-черной; хозяин позволял ей расти, где вздумается; она закрывала всю его грудь и поднималась на лице до самых глаз. Хотя, надо сказать, сам Тич не знал и не предполагал, что потомки дадут ему такую кличку.

У капитана была привычка заплетать бороду в косички с лентами и оборачивать их вокруг ушей. В дни сражений он обычно носил что-то вроде шарфа, который был накинут на плечи с тремя парами пистолетов в футлярах наподобие портупей. Он привязывал под своей шляпой два зажженных фитиля, которые свешивались справа и слева от его лица. Все это вкупе с его глазами, взгляд которых от природы был диким и жестоким, делало его таким страшным, что невозможно было себе представить, что в аду проживают еще более ужасные фурии.

Его нрав и привычки были под стать его варварскому виду. Среди пиратского общества тот, кто совершил наибольшее число преступлений, рассматривался с некоторой завистью как человек выдающийся, необыкновенный; если к тому же он выделялся среди других каким-нибудь умением и был полон отваги, то, безусловно, это был большой человек. Тич по всем пиратским законам подходил на роль главаря; у него были, правда, некоторые капризы, столь экстравагантные, что он порой казался всем сущим дьяволом. Однажды в море, будучи немного пьяным, он предложил: «Давайте здесь сейчас устроим себе сами ад и посмотрим, кто дольше выдержит». После этих диких слов он спустился в трюм с двумя или тремя пиратами, закрыл все люки и выходы на верхнюю палубу и поджег несколько стоявших здесь бочонков с серой и другими воспламеняющимися материалами. Он молча сносил мучения, подвергая опасности свою жизнь и жизни других людей, до тех пор, пока пираты в один голос не стали кричать, чтобы их выпустили из этого «ада», после чего он был признан самым «смелым».

В начале своей пиратской карьеры Тич предпринял множество морских набегов с корсарами с острова Ямайка во время последней войны против французов. И, хотя, он всегда выделялся своей неустрашимостью в боях, ему никак не удавалось получить командную должность вплоть до конца 1716 года, когда, став уже пиратом, он получил от капитана Хорниголда командование захваченным шлюпом.



Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:27 UTC

Бенджамин Хорниголд.

Бенджамин Хорниголд — английский пират XVIII века. Его пиратская деятельность продолжалась с 1715 по 1719 год, после чего он стал охотником на пиратов и стал преследовать своих бывших собратьев по оружию по приказу губернатора Багамских островов. Он умер, когда его корабль попал на риф и потерпел крушение во время тропического сезона дождей 1719 года. Он был близко знаком со знаменитым Эдвардом Тичем.
Про раннюю жизнь Хорниголда практически ничего не известно кроме того, что его предполагаемой родиной был Норфолк, Англия, и, если это так, он, возможно, сначала плавал на борту судов, портом приписки которых был Кингс-Линн[en] В течение этого периода его первым помощником был Эдвард Тич, который позже прославится как пират Чёрная Борода. Когда Хорниголд стал капитаном корабля «Рейнджер», он назначил Тича командиром своего прежнего шлюпа. Весной 1717 года два пиратских капитана вместе удачно захватили три торговых корабля подряд: один перевозил 120 бочек муки, предназначенной для Гаваны, другой шлюп был с грузом спиртных напитков и третий корабль, шедший с Мадейры под флагом Португалии, был нагружен бочками с белым вином.

В марте 1717 года Хорниголд атаковал вооружённое торговое судно, посланное к Багамским островам губернатором Южной Каролины для того, чтобы охотиться за разбойниками. Кораблю удалось скрыться за островами Кэт Кей вместе со своим капитаном, который позже сообщал, что флот Хорниголда увеличился до пяти судов, а общая численность команды до 350 человек.

Хорниголд отметился тем, что напал на шлюп у побережья Гондураса, но, как позже вспоминал пассажир захваченного судна, «больше они не причинили нам никакого вреда, кроме того что с большинства пассажиров сняли шляпы, выпивали всю ночь и выкинули нас за борт».
Несмотря на его очевидное морское превосходство, он оставался осторожным и остерегался нападать на корабли, плавающие под британским флагом, дабы не нарушить условия корсарского патента, потому что он был капером, действующим против врагов Англии во время войны за Испанское наследство.

Это неукоснительное следование патенту не нравилось его команде, и в ноябре 1717 года командой было выдвинуто требование напасть на любой корабль, который они выберут. Хорниголд отклонил ультиматум и был смещён с поста капитана корабля. В то время Эдвард Тич командовал вторым судном Хорниголда и, вероятно, не узнал о мятеже, пока эти два судна не встретились позже в этом же году. Очень похоже, что всё произошло именно так. Каждый из двух пиратов пошёл своим путём: Тич снова взял курс на Карибские острова, оставляя Хорниголда, а тот медленно поплыл назад в Нью-Провиденс на единственном шлюпе с символической командой. Он продолжал пиратские набеги из Нассау до декабря 1717 года, когда пришёл указ короля о прощении всех пиратов. Хорниголд направился к Ямайке в январе 1718 года и получил прощение от губернатора и позже стал охотником на пиратов под покровительством Вудса Роджерса, нового губернатора Багамских островов.

Роджерс удовлетворил прошение о помиловании, но при этом поручил ему поймать всех пиратов, включая и его бывшего помощника Тича. Он должен был бы провести 18 месяцев в преследовании Стида Боннета и Джека Рэкема. В декабре 1718 года Роджерс обратился в министерство торговли в Лондоне с рекомендацией, в которой отметил усилия Хорниголда, чтобы подтвердить его незапятнанную репутацию корсара. Охотник за пиратами, правда, из Хорниголда вышел так себе, потому что поймать ему так никого и не удалось.
В конце 1719 года корабль Хорниголда попал в зону урагана где-то между Нью-Провиденсом и Мехико и попал на риф, не отмеченный на карте. Этот инцидент упомянут в современном отчёте «Всеобщая история пиратов» капитаном Чарльзом Джонсоном, который заявляет «в одном из своих путешествий… Капитан Хорниголд, один из самых известных пиратов, был выброшен на скалы и погиб, но пятеро его матросов сели на каноэ и были спасены.» Точное местоположение рифа до сих пор остается неизвестным.


                                                               

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:32 UTC

Вудс Роджерс.


Вудс Роджерс (англ. Woodes Rogers, ок. 1671 — 15 июля 1732) — английский капитан, капер, а затем первый королевский губернатор Великобритании на Багамских островах. Он известен как капитан судна, которое спасло Александра Селькирка, судьба которого, как обычно считается, вдохновила Даниэля Дефо на написание романа «Робинзон Крузо».

Роджерс происходил из богатой семьи мореплавателей, вырос в Пуле и Бристоле и был помощником бристольского капитана корабля. Его отец, который держал акции многих судов, умер, когда Роджерсу было двадцать с чем-то лет, в результате чего он стал управлять судоходным бизнесом семьи. В 1707 году Роджерс помогал капитану Уильяму Дампиру, который искал поддержки каперов против испанцев, с которым Британия была в состоянии войны. Роджерс стоял во главе экспедиции, которая состояла из двух хорошо вооружённых кораблей, «Герцог» и «Герцогиня», и был капитаном первого. В течение трёх лет Роджерс и его люди обошли весь мир, захватив несколько кораблей в Тихом океане. По пути экспедиции они спасли Селькирка, встретившись с ним на острове Хуан Фернандес 1 февраля 1709 года. Когда экспедиция вернулась в Англию в октябре 1711 года, выяснилось, что Роджерс обошёл земной шар, сохранив при этом свои первоначальные корабли и большую часть его людей, и инвесторы в экспедицию удвоили свои деньги.

Хотя экспедиция сделала Роджерса национальным героем, его брат был убит, а сам Роджерс был тяжело ранен в боях на Тихом океане. По возвращении его команда подала против него успешный иск в суд на том основании, что они не получили свою справедливую долю прибыли от экспедиции, и Роджерс, проиграв дело, стал банкротом. Он писал о своём морском опыте в книге «Кругосветное путешествие», которая хорошо продавалась, частично за счёт общественного признания за спасение Селькирка.

Роджерс дважды назначался губернатором Багамских островов, где ему удалось отвести угрозу нападения испанцев и избавить колонию от пиратов. Для этого он вербовал капитанов, готовых верой и правдой служить королю Англии, нередко привлекая к этому делу бывших разбойников (так было с Бенджамином Хорниголдом).

Тем не менее, его первый срок на посту губернатора был финансово разорительным, а по возвращении в Англию он был заключён в тюрьму за долги. Во время своего второго срока пребывания на посту губернатора Роджерс умер в Нассау в возрасте около 62 лет.


                                                    

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:35 UTC

Бартоломью Робертс.

Бартоломью Робертс (Bartholomew Roberts) (1682-1722) - знаменитый валлийский пират (настоящее имя — Джон Робертс).

Он родился 17 мая 1682 года в деревне Касньюид-Бач (Литл-Ньюкасл), между Фишгардом и Хейверфордвестом (Пемброкшир, Уэльс) в бедной семье. Отца его, как полагают, звали Джордж Робертс. С юных лет пристрастив­шись к морским занятиям, Робертс к 36 годам получил место третье­го помощника капитана на невольничьем корабле «Принсес», принадлежавшем Королевской Африканской компании. Капитаном судна был Авраам Пламб из Степни.

Покинув Лондон в ноябре 1718 года (Чарлз Джонсон, под именем которого скрывался Даниель Дефо, в своей «Всеобщей истории грабежей…» ошибочно называет иную дату — ноябрь 1719 года), он взял курс на Золотой Берег и в феврале 1719 года прибыл в Анамабо, где в течение некоторого времени скупал рабов для транспортировки их в Вест-Индию. Очевидно, в мае корабль Пламба взяли на абордаж два пиратских судна — «Ройял Джеймс» и «Ройял Ровер», которыми командовал валлиец Хоуэлл Дэвис. Как писала американская газета «Бостон ньюс летер», «после сего случая Робертс сам сделался пиратом». С этого времени он стал известен под именем Бартоломью, а товарищи прозвали его Черным Бартом.

После гибели капитана Дэвиса на португальском острове Прин­сипи в Гвинейском заливе в июле 1719 года команда «Ройял Ровера» избрала новым вожаком Робертса. Последний решил отомстить португальцам за смерть Дэвиса и отправил на берег 30 доброволь­цев во главе с ирландцем Уолтером Кеннеди. Они захватили покину­тую гарнизоном португальскую крепость, сбросили всю ее артиллерию со стен в море и, предав форт огню, без потерь вернулись на ко­рабль. В ту же ночь пираты подожгли два призовых судна, стоявшие в гавани, и при свете пожарища вышли в открытое море.

Отправившись к Золотому Берегу, они вскоре повстречали голландский невольничий корабль, команда которого, насчитав на борту «Ройял Ровера» 32 пушки и 27 фальконетов, без промедления спустила флаг. Спустя короткое время было ограблено и сожжено английское торго­вое судно «Эксперимент», несколько матросов с которого добровольно присоединились к Робертсу.

В Анамабо пираты запаслись питьевой водой, отремонтировали и переоснастили свой корабль, после чего было принято решение пересечь Атлантику и посетить воды Бразилии.

В сентябре 1719 года Робертс обнаружил в глубине бразильского залива Тодус-ус-Сантус, на рейде Баии (совр. Салвадор), португальскую флотилию в составе 42 судов, которую охраняли два 70-пушечных военных корабля. Замаскировав свой корабль под скромного «купца», он спрятал две трети матросов под палубой, проскользнул в гавань и ночью овладел наименьшим судном португальской флотилии. Пленный шкипер под пытками сознался, что главная часть сокровищ укрыта в пороховом погребе 40-пушечного галеона «Саграда Фамилиа», экипаж которого насчитывал 170 человек. Робертс смело пошел прямо к галеону и взял его на абордаж. Эта операция принесла пиратам 40 тысяч мойдоров в золоте (1 мойдор был равен 3,27 долл.), груз сахара, шкур, табака и других ценных товаров, а также золотой крест, украшенный бриллиантами, предназначавшийся королю Португалии.

Обогнув мыс Кабу-Бранку, пираты двинулись вдоль берегов Южной Америки к острову Дьявола, лежащему в устье реки Суринам. Там они провели две недели, запасаясь свежей провизией и ремонтируя свои суда. Захватив торговый шлюп, Робертс бросился на нем в погоню за какой-то бригантиной, оставив «Ройял ровер» под командованием ирландца Уолтера Кеннеди. К месту стоянки шлюп смог вернуться лишь через восемь дней; здесь выяснилось, что вероломный Кеннеди сбежал со всей добычей на «Ройял ровере». Робертс переименовал призовой шлюп в «Форчун» и составил со своими людьми новый устав, соблюдать который все поклялись на Библии.

Оставшись в одиночестве, Робертс отправился в Карибское мо­ре, где захватил шлюп из Род-Айленда, а потом посетил датскую колонию на острове Сент-Томас. Когда английский губернатор Подветрен­ных островов сэр Уолтер Гамильтон узнал об этом, он тут же отпра­вил на Сент-Томас военный корабль, но пираты успели улизнуть. Не­которые из них позже были схвачены на острове Невис; шестерых пленных суд приговорил к повешению.


                                       

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:38 UTC

Чарльз Вейн.

Чарльз Вейн (Charles Vane) - английский пират, промышлявший в водах Вест-Индии и Северной Америки в первой четверти XVIII века, прославился своей крайней жестокостью.

Некоторые исследователи полагают, что его карьера джентльмена удачи началась в 1716 году, когда он в компании с Генри Дженнигсом и несколькими другими пиратскими капитанами ограбил испанскую спасательную команду и суда, занимавшиеся подъемом серебра с затонувших галеонов (последние погибли у берегов Флориды во время урагана 1715 г.). Главное убежище Чарлза Вейна находилось на багамском острове Нью-Провиденс. В феврале 1718 года английский король Георг I назначил губернатором Багамских островов бывшего приватира Вудса Роджерса, и в апреле тот с эскадрой военных кораблей направился к Нью-Провиденсу, имея при себе королевскую «Прокламацию о запрещении пиратства». Король обещал амнистию тем пиратам, которые добровольно сдадутся властям.

В мае 1718 года, еще до прихода эскадры Роджерса, капитаны бермудских шлюпов «Дайемонд» и «Уильям энд Марта» (Сэмюэл Купер и Эдвард Норт) сообщили губернатору Бермудских островов Бенджамину Беннету, что их суда были ограблены шайкой Чарлза Вейна. Захватив корабль Купера, Вейн повесил одного из пленных на ноке рея и затем хладнокровно зарубил его абордажной саблей. Спустя несколько часов, взяв на абордаж судно капитана Норта, он привязал одного из пленных к бушприту и засунул ему в рот дуло пистолета, требуя открыть тайну нахождения корабельной кассы.

Летом того же года, когда Вейн отдыхал на Нью-Провиденсе, к острову подошла упомянутая выше эскадра Вудса Роджерса. Пиратам было предложено сдаться. В ответ Вейн написал Роджерсу письмо, в котором говорилось: «...Мы готовы принять высочайшую Его Величества амнистию на следующих условиях: Вы дадите нам возможность продать все имеющиеся у нас товары, со всем своим имуществом мы поступим по собственному усмотрению, как это записано в высочайшем акте Его Величества. Если Ваше превосходительство согласны с этим, мы готовы принять амнистию короля. Если нет, мы будем вынуждены защищаться. Ваши покорные слуги — Чарлз Вейн и компания».

Вместо ответа Роджерс 26 июля 1718 года блокировал вход в гавань Нассау — столицы пиратской «республики» на Багамах. В ту же ночь в гавани вспыхнул огонь и раздался сильный взрыв. Как оказалось, это Вейн поджег свой французский приз после того, как перевез добычу на борт небольшого быстроходного шлюпа; на нем он решил выскользнуть из мелководного залива Ист-бей в открытое море. Капитан 20-пушечного фрегата «Роуз» Уитни тут же отправил на разведку шлюпку, но она была перехвачена людьми Вейна. На рассвете пираты подняли на мачте черный флаг с изображением черепа и перекрещенных костей, дерзко выпалили из пушки в сторону королевской эскадры и ушли в восточном направлении. У острова Грин-Тёртл-Кей они вскоре ограбили торговое судно «Нептун». Узнав об этом, Роджерс поручил бывшему пирату Бенджамину Хорниголду (принявшему королевскую амнистию) догнать Вейна и арестовать, но тот не смог выполнить возложенную на него миссию.


                                          

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:44 UTC

Жан-Франсуа Hay (Но).

Жан-Франсуа Hay (Но) по прозвищу Франсуа Л'Олонэ (Francis L'Olonais) родился в 1630 году во Франции в местечке Сабль д'Олоне откуда и получил свое прозвище (здесь хочется предупредить читателя, что в русском языке существуют несколько транскрипций написания его имени: Л'Олонэ, Лолоне, Олоне, Л'Олонойс). Он вошел в историю карибского пиратства как один из самых жестоких флибустьеров и руководитель первого удачного сухопутного штурма крепости, предпринятого «береговыми братьями». Вот как пишет о нем Эксквемелин в своей книге «Пираты Америки»:

«...Уж если начинал пытать Л'Олонэ и бедняга сразу не отвечал на вопросы, то этому пирату ничего не стоило разъять свою жертву на части, а напоследок слизать с сабли кровь».

Будучи двадцати лет от роду, Жан-Франсуа отплыл в Вест-Индию, где спустя три года стал буканьером на Сан-Доминго. Оттуда он перебирался на Тортугу, где в 1662 году получил от французского губернатора Жереми дю Россе комиссию на добычу испанца и судно. С переменным успехом нападая на испанские корабли, он в конце концов теряет свое судно, и в 1664 году, получив от следующего губернатора новое, снова выходит в море, где попадает в шторм у побережья Юкатана.

Выбравшиеся на берег французы были захвачены испанцами, однако ночью набросились на стражу и все погибли — кроме Л'Олонэ, притворившегося мертвым. Переодевшись в испанское платье, флибустьер отправился в ближайший город, где подговорил негров-рабов украсть у их хозяина рыбацкий баркас, на котором он и преодолел 1200 морских миль, отделявших его от Тортуги. Надо отметить, что эти воды не только кишели испанцами, но и по сей день представляют сложность для навигации, так что береговые братья вполне оценили мастерство Л'Олонэ.

Однако потеря двух кораблей за два года подорвало доверие к нему как к капитану, потому на промысел Л'Олонэ вышел на небольшом корабле и командой в двадцать человек. На этот раз удача улыбнулась ему: они не только захватили испанский барк, но и смогли в береговых водах подстеречь большой фрегат. Уверенные в своем превосходстве, испанцы ввязались в перестрелку с флибустьерами и потеряли столько людей, что не смогли быстро уйти, когда Л'Олонэ на двух ранее спрятанных барках атаковал их.

Захватив фрегат, он узнал, что кубинский губернатор приказал казнить всех флибустьеров, которые попадутся им на пути. Поскольку ранее флибустьеров брали в плен и потом меняли или требовали выкуп, то Л'Олонэ рассвирепел и лично обезглавил всех испанских пленников. Говорят, что при этом он слизывал кровь с собственной сабли и комментировал разницу во вкусе. С единственным оставленным в живых пленником Л'Олонэ отправил губернатору послание:

«Я исполнил ваш приказ и не пощадил пленных, коими оказались ваши люди. В следующий раз, надеюсь, вы сами попадетесь мне в руки».

Вовремя сообразив, что флибустьеры чаще берут пленных, чем попадаются в плен сами, губернатор отменил свое распоряжение.

Но самой знаменитой операцией Л'Олонэ был захват испанской колонии Маракайбо, предпринятой им совместно с Мишелем Баском в 1667 году. Тщательно подготовленное предприятие удачно началось нежданным взятием двух галеонов, один из которых шел с грузом какао,— его немедленно отправили губернатору д'Ожерону для реализации; второй был гружен ружьями и порохом — его оставили в строю.

Маракайбо находилось на берегу озера, соединенного с морем узким проливом, вход в который охранялся фортом. После трехчасового штурма Л'Олонэ овладел крепостью, после чего корабли флибустьеров вошли в озеро и заняли город, оставленный его жителями. Две недели французы провели в захваченном городе, пытая захваченных пленников и грабя то, что испанцы не успели унести с собой. Однако три четверти населения города сумели перебраться в Гибралтар и потому Л'Олонэ отдал приказ ставить паруса и двигаться к этому городу.

Там флибустьеров ждала ловушка — испанцы прорубили в джунглях фальшивую дорогу, ведущую в трясину. Л'Олонэ, однако, не растерялся и под сильным мушкетным огнем наладил строительство гати, по которой достиг ворот редута, где четыре сотни флибустьеров были встречены залпом картечи. Потеряв полсотни бойцов, Л'Олонэ приказал поворачивать назад. Торжествующие испанцы покинули редут и ринулись в атаку, оказавшуюся для них гибельной — в рукопашном бою флибустьеры не знали себе равных. На плечах откатившихся испанцев они ворвались в город. При штурме погибло столько испанцев, что их трупы загрузили на два корабля, которые потопили во избежание эпидемии.


                                                      

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:50 UTC

Карстен Роде.

Карстен Роде — уроженец Дитмаршена, крестьянской республики, образовавшейся в XIII веке и просуществовавшей до 1559 года в западной провинции Голштинии, между реками Эйдер и Эльба, в их нижнем течении. Купец и капитан собственного судна Роде вел торговлю с Любеком, но потом занялся более выгодным промыслом, сделавшись морским разбойником.

Сначала молодой Карстен состоял капером датского короля Фредерика II, удачно действуя на Балтийском море против шведов. О его делах на службе у Фредерика мне найти информацию пока не удалось, однако известно, что вскоре Роде перешел на службу к герцогу Магнусу, (который доводился братом Фредерику II), а фактически — под покровительство царя Иоанна IV Грозного. Дело в том, что Магнус — правитель Курляндии и Эзеля — был верным союзником Иоанна, поскольку лелеял надежду получить из рук московского царя титул Короля Лифляндского. Собственно, в политических пристрастиях, если таковые у Роде и были, ничего не изменилось, ибо и Дания, и Московия постоянно соперничали с крепнущей Швецией в борьбе за господство в Балтике.

Свое судно — пинк, трехмачтовое грузовое судно водоизмещением 40 тонн — Роде снаряжал во владениях герцога Магнуса. Герцог приказал воинским начальникам помогать Роде. Именно они доставили ему судно, а во владениях герцога Магнуса он навербовал 35 человек команды, вооружил корабль тремя литыми чугунными пушками, десятью меньшими орудиями — барсами — восемью пищалями и «двумя боевыми кирками для пролома бортов». Все это — из арсеналов крепости Аренсбург.

Грозный выдал Карстену Роде охранную грамоту, в которой в частности, говорилось «...силой врагов взять, а корабли их огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять согласно нашего величества грамоты... А нашим воеводам и приказным людям, того атамана Карстена Роде и его скиперов, товарищей и помощников в наших пристанищах на море и на земле в береженье и в чести держать».

Согласно договоренности, Роде имел право на десять процентов добычи и обязан был продавать захваченные суда и товары в русских портах. Пленных, которых можно было обменять или получить за них выкуп, он также обязался «сдавать в портах дьякам и иным приказным людям». Экипаж русского капера права на добычу не имел, а получал «твердое жалование» в размере шести гульденов в месяц. Роде в тех грамотах звался «царским атаманом и военачальником», впрочем, сам он предпочитал называть себя «русским адмиралом».


                                              

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 12:55 UTC

Рок Бразилец (Гэррит Гэрритзоон) .

Все, что ранее публиковалось на русском языке об этом капитане было взято только из сомнительной книги Эксквемелина. Сейчас вы имеете возможность первыми прочитать  то, что ранее никогда  не публиковалось, и узнать о настоящей жизни этого голландского капитана флибустьеров, выходца из Гронингена, чье настоящее имя Эксквемелин даже и не знал. Что, однако, не помешало ему в своем много художественном произведении рассказать о том, что Рок Бразилец под дулом пистолета заставлял прохожих на улицах Порт-Ройяла пить с ним вино из бочки. Такие истории легче продать, не только в наше время, так как и в XVII веке “желтая пресса” была самой востребованной. Однако эта история основана только на тех сведениях, которые остались об этом капитане в архивах, и которые хранятся в огромных папках морских департаментов Англии и Франции. А они гласят, что...


Рок Бразилец (Гэррит Гэрритзоон) — голландский флибустьер из Гронингена, чье прозвище было Рош на французском, и Рок на английском.

Большую часть своего детства он провел в Бразилии, откуда и получил свое прозвище Бразилец (по-французски Рош Бресильён), но мы его будем называть по-английски Рок. Его родители были торговцами, которые осели на восточной оконечности Бразилии, после того, как Соединенные Провинции захватили эти земли у Португалии в 1644 году. Там Рок выучил еще и португальский язык и наречия местных индейцев, которые знал, как свой родной голландский. Когда португальский флот отбил у Соединенных Провинций Нидерландов бразильские земли, Рок, чьи родители были убиты, был среди выживших голландцев, кто отправился во французские колонии на Малых Антилах. Это было около 1654 года. Рок также легко выучил французский, как до этого португальский и индейский, также легко, как впоследствии выучит английский и испанский.

После захвата англичанами Ямайки в 1655 году, Рок переселился туда, где служил на нескольких кораблях. К 1660 году он упоминается в числе команды фрегата “Griffin”, которым командовал его соотечественник капитан Адриан ван Димен. Это судно являлось частью ямайского флота, который под начальством Кристофера Мингса разграбил города Сантьяго-де-Куба (1662) и Сан-Франциско-де-Кампече (1663). Затем «Griffin» отделился от флота и продолжил нападения на испанцев самостоятельно, и только в 1664 году решил вернуться на Ямайку. Однако большинство команды отказалось возвращаться в Порт-Ройял и бросить нападения на испанцев по приказу нового губернатора Томаса Модифорда. Они пересели с «Griffin» на небольшую посудину, захваченную у испанцев, и ушли на ней к побережью Новой Испании. А капитан Эдриан Суорт пошел своим курсом. Бразилец был выбран новым капитаном. Немного освоившись, Рок захватил испанское судно у берегов Новой Испании, на котором было найдено большое количество денег. В феврале 1665 года губернатор Ямайки Томас Модифорд изменил свою политику по отношению к флибустьерам. Тогда Рок снова появился в Порт-Ройяле на 16-пушечном корабле «Civilian», а в апреле присоединился к флоту заместителя губернатора Ямайки полковника Эдварда Моргана. Флот собирался у острова Пинос, от которого вышел в море в мае. В конце июля он напал на голландский остров Синт-Эстатиус. Вероятнее всего Рок принял участие в этой экспедиции против своих соотечественников вместе с полковником Морганом.


                                    

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
2 февраля, 2017, 13:00 UTC

Эксквемелин, Александр Оливье.

Эксквемелин, Александр Оливье (Alexander Olivier Exquemelin) — корабельный хирург, участник походов флибустьеров Тортуги и Ямайки в 60-70-е годы XVII в., написавший книгу «Американские морские разбойники» (в русском переводе — «Пираты Америки»).

Биография этого человека окутана сплошной завесой тайны. До сих пор исследователи не могут обнаружить документы, которые помогли бы выяснить, где, когда и в какой семье он родился, кто он по национальности, какое образование получил и каково его настоящее имя. Первое издание книги А. О. Эксквемелина «Пираты Америки» вышло на голландском языке в 1678 году в амстердамской типографии Яна тен Хоорна. В ней автор рассказывает о себе лишь в первых двух главах.

«В год 1666, второго мая мы отбыли из гавани Гавр-де-Грас на корабле „Сен-Жан“, принадлежавшем Дирекции Высокой Французской Вест-Индской компании, и было на этом корабле двадцать восемь пушек, двадцать моряков, двести двадцать пассажиров, состоящих на службе Компании, и вольных особ со слугами. У мыса Бофлер мы остановились, чтобы встретиться с еще семью кораблями Компании, шедшими из Дьеппа, и военным судном с тридцатью семью пушками и с командой в двести пятьдесят человек. Два корабля направлялись в Сенегал, пять — на Карибские острова, а мы — на остров Тортугу. Вскоре к нам присоединилось еще около двадцати судов, шедших к Ньюфаундленду, и несколько голландских кораблей, которые направлялись в Ла-Рошель, Нант и Сен-Мартен. Таким образом, флотилия наша состояла из тридцати судов, и мы готовы были принять бой, ибо узнали, что недалеко от острова Орнай нам пересекли путь четыре английских фрегата (каждый по шестьдесят пушек).

Наш командир кавалер Сурди отдал необходимые распоряжения, и мы пошли под всеми парусами при попутном ветре, а туман очень кстати быстро скрыл нас от англичан. Чтобы избежать встречи с врагом, мы шли вплотную к французскому берегу и встретили фламандский корабль из Остенде. Его шкипер пожаловался нашему командиру, что в это утро был ограблен французским пиратом. Военный корабль тотчас же погнался за пиратом, но догнать его не смог. Тем временем французы, приняв нас за англичан, подняли по всему берегу тревогу, ибо они опасались, что мы совершим высадку. Хотя мы и подняли наши флаги, нам не поверили.

Затем мы отдали якорь у рейда Конкет в Бретани (близ острова Уэссан), чтобы запастись провиантом и пресной водой. Взяв все необходимое, мы снова отправились в путь, намереваясь обойти мыс Ра-де-Фонтено, дабы избежать пролива Сарлинг, где мы рисковали встретиться с английскими военными кораблями. В этом проливе очень сильное течение и множество утесов. Он расположен у французского берега на 48° 10′ северной широты и весьма опасен, так как его рифы скрыты под водой. Поэтому на нашем корабле все, кому не доводилось здесь плавать, были крещены на следующий манер.

Главный боцман облачился в длинный балахон, надел шляпу забавного вида и взял в правую руку деревянный меч, а в левую — горшок с колесной мазью. Его лицо было вымазано сажей. Он нацепил на себя ожерелье из деревянных гвоздей и прочих корабельных мелочей. Все, кого еще судьба не заносила в эти края, становились перед ним на колени, и он крестил им лбы, ударяя при этом по шее деревянным мечом, а подручные боцмана обливали их водой. Сверх этого каждый „крещеный“ должен был отнести к грот-мачте бутылку вина или водки. Впрочем, у кого вина не было, того и не просили об этом. На тех кораблях, которые еще сами не бывали в этих местах, брали вино и с их командиров; все это сносили к мачте и делили.

Голландцев также крестили возле этих утесов. Крестили их и близ утесов Берланга, лежащих недалеко от берегов Португалии на 39° 40′ северной широты. Это очень опасные рифы, потому что ночью они совершенно не видны из-за высокого берега. Способ крещения у голландцев совсем не такой, как у французов. У них принявшие крещение, словно преступники, трижды прыгали в воду с самой высокой реи, а некоторым, по особой милости, разрешали прыгать с кормы. Но истинным геройством считался четвертый прыжок — в честь Его Высочества или капитана. Того, кто прыгал первым, поздравляли пушечным выстрелом и поднятием флага. Кто не желал лезть в воду, платил по голландским правилам двенадцать стюйверов, а офицеры — половину рейксдалдера. Пассажиры же платили столько, сколько с них потребуют. Со шкиперов кораблей, еще не бывавших в этих водах, брали большую бочку вина; если они противились, в отместку отсекали фигуру на носу корабля, и шкипер или капитан не имели права воспрепятствовать этому. Все полученное передавалось главному боцману, который хранил трофеи до захода в гавань, а там на вырученные деньги покупали вино и делили со всеми находившимися на корабле без исключения. Ни голландцы, ни французы так и не могли растолковать, зачем все это делается, говорили только, что это старый морской обычай...

Когда мы миновали пролив, нас подхватил попутный ветер, и мы дошли до мыса Финистерре, но там попали в жестокую бурю и потеряли друг друга из виду. Шторм длился восемь дней. Было жалко смотреть, как корабль бросало из стороны в сторону и пассажиры падали с правого борта на бак, не имея сил подняться, потому что всех трепала морская болезнь. Матросы, занятые работой, просто переступали через них. Потом снова все стихло, небо прояснилось, и мы пошли своим курсом так быстро, что вскоре пересекли тропик Рака. Это круг, придуманный звездочетами; он лежит словно пограничная черта по пути солнца на север на 23° 30′ северной широты. Тут нас снова крестили тем способом, о котором я уже упоминал, потому что у французов в обычае крестить и под тропиком Рака, и под тропиком Козерога. И нас подхватил попутный ветер, что было для нас весьма кстати, поскольку воды уже не хватало...

На широте острова Барбадос мы заметили английский пиратский корабль, который вознамерился догнать нас. На нем было двадцать четыре пушки. Но, заметив, что мы сильнее, он ушел от нас. Мы пустились в погоню и выстрелили из наших восьмифунтовых пушек, но паруса у него были лучше, и мы скоро отстали.

После этого мы опять легли на свой курс и вскоре увидели остров Мартинику. Мы стремились к рейду Св. Петра [Сен-Пьер], но разыгравшийся на дальнейшем пути шторм задержал нас. Мы решили было отправиться на Гваделупу, но шторм оказался таким сильным, что мы не смогли пройти и туда. В конце концов, никуда не заходя, мы дошли до острова Тортуги, куда, собственно, и направлялись. Мы проследовали вдоль берега Пунта-Рики [Пуэрто-Рико], веселого и прекрасного острова, заросшего лесом до самых вершин. Вскоре перед нами открылся остров Эспаньола, который мы опишем позже. И, наконец, 7 июля этого же года мы достигли острова Тортуги, не потеряв ни одного человека. Здесь были разгружены товары Компании, и корабль с несколькими пассажирами отправился в Кюль-де-Сак.»


                                                                              

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 14:22 UTC

Николас Ван Хоорн.

Николас Ван Хоорн — голландец по национальности, служил, тем не менее, французскому королю. Замечу, что в русской транскрипции его имя имеет несколько написаний: Хоорн, Хорн, Горн, Доорн.

Это был человек маленького роста, «сложен ни хорошо, ни плохо», как охарактеризовал его Эксквемелин. Еще он добавил о том, что Ван Хоорн «носил на шее нитку жемчуга с бесценными жемчужинами огромной величины и рубином удивительной красоты». И тут же с важностью добавляет: «Мужчин ценят не за внешность, а за ум». А Ван Хоорн был не только хорошим лоцманом, но и умным и отважным капитаном. Но надо добавить: чрезмерно независимым.

Ван Хоорн начинал простым матросом в Голландии. Скопив немного денег, он прибыл со своим товарищем во Францию, и оба записались в «каперы» на службу ко французскому королю. Их небольшой корабль с тридцатью хорошо вооруженными людьми на борту, замаскированный под рыбачье судно (часто применявшаяся хитрость), так же как и патент на рыбную ловлю, был записан на имя Ван Хоорна. Он безо всякого стыда нападал на своих бывших соотечественников, как и многие товарищи Жана Бара, который сам был французом по воле случая в результате того, что многие семьи породнились с двух сторон новой границы.

Проведя несколько удачных захватнических операций, Ван Хоорн смог купить в Остенде военный корабль и занялся вновь морскими набегами, да с таким успехом, что через несколько лет он уже находился во главе небольшого флота, с которым достиг берегов Вест-Индских островов.

Непомерно возгордившийся, по свидетельству современников, он уже не давал себе труда разбираться, какому народу принадлежал встречный корабль — врагу, нейтралу или союзнику, приказывая принести ему флаг поверженного противника. Единственное исключение для него были корабли Франции. Он забывался до такой степени, что если запаздывало вознаграждение за его службу, он «наносил оскорбление» и самой Франции.

Ван Хоорн делал это чисто пиратскими методами; в конце концов господин д'Эстре получил ордер на его арест и бросил за ним в погоню хорошо оснащенный корабль, который нагнал пирата в открытом море. Не имея возможности уйти от погони, Ван Хоорн пересел в шлюпку и сам предстал перед капитаном губернаторского корабля, утверждая, что он атаковал корабли под французским флагом, так как ему стало известно о некоторых людях, которые под прикрытием этого флага хотели от него спастись. Но его оправдания никто не слушал.

                                                                                  

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 14:30 UTC

Грануаль.

Грануаль («Лысая Грайне»), также известная как Грайне, Грания и Грейс О`Мэлли (англ. Grace O'Malley, около 1530 — около 1603) — «королева пиратов», «предводительница морских разбойников», «ведьма из Рокфлита».

Родилась около 1530 года в Ирландии, в семье вождя клана О`Мэлли Оуэна Дубдары (Умалл-Уахтара[). Согласно легенде, «облысела», обрезав себе волосы в ответ на реплику отца о том, что женщина на корабле — плохая примета, а после смерти отца победила своего брата Индульфа в бою на ножах, став вождём. По историческим сведениям, с братом, которого звали Домналл, она не дралась, так как место вождя определял совет старейшин, который не отдал бы власть женщине.

Выйдя замуж за таниста О’Флаэрти, Домналла Воинственного, Грануаль стала главой флотилии мужа. В браке родилось три ребёнка — Оуэн, Мерроу и Маргарет. В 1560 году Домналл был убит, и Грануаль с двумя сотнями добровольцев отправилась на остров Клэр, который ей уступил брат. Здесь она, продолжая пиратскую деятельность, влюбилась в аристократа Хью де Ласи, который, впрочем, был убит однажды враждебным кланом Макмагонов. Грануаль в ответ на это убийство взяла их крепость и перебила клан.

Постепенно захватив всё побережье Мейо, кроме замка Рокфлит, Грануаль вышла замуж (по ирландской традиции, в формате «пробного брака» на год) за Железного Ричарда из клана Берков. Спустя год она объявила о разводе и не вернула замок; однако, она успела родить в этом браке сына Тиббота. По легенде, на второй день после родов её корабль был атакован алжирскими пиратами, и Грануаль вдохновляла своих людей на бой, объявляя, что рожать хуже, чем сражаться. Ричард Берк покровительствовал Грании до своей смерти в 1583 году.

В жизни Грании были и поражения; однажды англичане взяли её в плен и поместили в Дублинский замок. Каким-то образом пиратке удалось сбежать, и на обратной дороге она пыталась переночевать в Хоуте. Её не пустили; на следующее утро она похитила вышедшего на охоту сына бургомистра, и отпустила его бесплатно, но с условием — двери города должны были быть открыты для всех, ищущих ночлега, и за каждым столом должно оставаться для них место.

В 1577 году английский капитан Генри Сидни оставил первое письменное упоминание о Грануаль: «Ко мне явилась знаменитейшая женщина-капитан Грания Ималли, предложившая мне услуги трех своих галер и 200 воинов». Между сыном капитана, Филиппом Сидни, и Гранией завязались романтически отношения и переписка; она даже завела грамотного помощника, который мог бы отвечать на письма. По легенде, в те же годы она влюбилась в к кастильского дворянина Рамиро де Молине, который даже был принят в клан и участвовал в сражениях, но в итоге затосковал по дому и был отпущен.

Позже губернатором Коннахта стал сэр Ричард Бингем, который в 1586 году разорил земли Грануаль. Был захвачен сын Грануаль, Оуэн, который был убит «при попытке к бегству». Сына Мерроу Грануаль также лишилась, так как он встал на сторону англичан.

В 1588 году пиратка приняла участие в разгроме испанской Непобедимой армады, в том числе потопив галеон Педро де Мендосы, но враждебность Бингема это не снизило. Отчаявшись, Грануаль обратилась с письмом к Елизавете I, в котором попросила позволения «обрушиться огнём и мечом» на всех врагов королевы в обмен на защиту от чиновников-англичан. Елизавета ответила восемнадцатью вопросами, чтобы понять, не является ли пиратка мятежницей. Бингем в это время захватил Тиббота и Домналла, и Грануаль отправилась вызволять их из Лондона. Встреча пиратки и королевы состоялась в начале августа 1593 года во дворце Уайтхолл; общение шло на английском языке. Эта встреча была запечатлена в гравюре, единственном прижизненном изображении пиратки; неизвестен даже цвет её волос, традиционно считавшихся чёрными, согласно прозвищу отца, но в одной из поэм названных рыжими. Содержание беседы неизвестно, но брат и сын Грануаль были освобождены под обещание пиратки помогать королеве, и Грануаль вернулась в Мейо. Бингем продолжил военные действия, несмотря на указ королевы; спасённый Тиббот тем временем тоже перешёл на сторону англичан. Грануаль же исполнила обещание, сразившись с восставшим графом Тирконнелом.

В 1598 году ирландские повстанцы разорили земли Грануаль как помогающей англичанам; сама Грануаль вновь укрылась на острове Клэр. Где-то после 1603 года она умерла, по одной версии — в бою во время абордажа вражеского судна, по другой — умерла своей смертью в Рокфлите и была похоронена в семейной часовне на Клэр, по третьей — её хоронил Рамиро де Молина.

Часовня в Клэр и замок в Рокфлите сохранились, могила же была давно разорена.


                       

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 14:34 UTC

Жак де Сор.

Жак де Сор (Jacques de Sores, род. ок. 1520 г.) — знаменитый французский корсар.

Биография Жака де Сора, как и большинства пиратов той далекой эпохи, представляет собой сплошные «белые пятна». Неизвестно, в каком месте Франции он родился (обычно называют Нормандию или Пикардию), какое образование получил, чем занимался в молодости. Судя по всему, Сор принимал участие во всех крупных экспедициях своего соотечественника и единоверца Франсуа Ле Клерка (он же — Деревянная Нога). В 1553 году, в разгар очередной франко-испанской войны, он отправился с Ле Клерком и Робером Блонделем в Вест-Индию, командуя судном «Эсперанс».

Близ Канарских островов они напали на испанскую флотилию, затем опустошили испанские гавани на островах Пуэрто-Рико и Эспаньола. На обратном пути, 21 июля 1553 года, французы атаковали Лас-Пальмас на Канарах и, высадив на берег десант, полностью разорили этот город.

В феврале 1554 года Ле Клерк вышел в море с восемью судами; Жак де Сор был его первым помощником. На подходе к Антильским островам флотилия французов разделилась: под командование де Сора вожак выделил четыре судна. С этими силами де Сор 1 июня вошел в бухту Сантьяго-де-Куба. Ночью высадившийся на берег десант из трехсот корсаров обезоружил немного­численную стражу, охранявшую городские укрепления, и к утру фран­цузы уже держали заложниками епископа Урангу и полдюжины самых богатых и именитых горожан. Чтобы собрать выкуп в 80 тысяч песо, потребовался целый месяц. Перед уходом де Сор сжег несколько домов и разрушил никчемную крепость. Он пощадил церковь только потому, что епископ откупился драгоценной церковной утварью из серебра.

Весной 1555 года Жак де Сор, нагрянув в Карибское море, опустошил испанские гавани на побережье Южной Америки (в частности, на острове Маргарита, на мысе Ла-Вела, а в Новой Гранаде — поселения Рио-де-ла-Ача и Санта-Марта), затем посетил Эспаньолу (совр. Гаити), а 10 июля появился близ Гаваны. В отчете кабильдо (городского совета) записано:

«Июля десятого дня, в среду, перед восходом солнца часовой на Эль-Морро поднял флаг и подал сигнал, что на горизонте появился корабль; крепость оповестила об этом пушечным выстрелом; вслед за этим губернатор отправился верхом к берегу... туда же прибыл капитан, поставленный над пехотинцами, и вместе с ним двое или трое солдат, а верхом прибыло четверо; и перед Эль-Морро появилась не очень большая каравелла, на палубе которой не было видно людей; она прошла мимо к Пуэбло-Вьехо. Губернатор послал двух всадников проскакать вдоль берега и выяснить, что это за корабль и что за груз он везет.Всадники очень скоро вернулись и сказали, что каравелла во­шла в бухту Хуан-Гильен, что в полулиге от города, и высадила два десанта, и теперь примерно двести человек, большинство из них вооруженные мушкетами, движутся по направлению к крепости».

Крепость обороняли лишь два десятка солдат во главе с алькаль­дом Хуаном де Лоберой. Губернатор города Перес де Ангуло прислал к ним подкрепление — еще десяток человек, а сам галопом поскакал к своему особняку, погрузил все самые ценные вещи и вместе с женой доньей Виолетой умчался в соседнюю индейскую деревню Гуанабакоа (позже он уверял, что поехал «собирать ополченцев»). Через полчаса французы полностью ов­ладели Гаваной и начали штурмовать ее главное защитное сооружение — крепость Ла-Фуэрса. К полуночи они сожгли ворота в стене и двери башни, но Лобера и его солдаты продолжали мужественно сопротивляться. На рассвете де Сор пригрозил защитникам, что, если они до восхода солнца не сдадутся, их всех ожидает смерть. Посовещавшись со своими людьми, Лобера согласился капитулировать при условии, что «пяти или шести женщинам, укрывшимся в крепости, будет сохранена честь, а ему и другим людям дарована жизнь». Когда крепость сдалась, Жак де Сор назна­чил выкуп за ее гарнизон: 30 тысяч песо, сто мер хлеба и 200 арроб мяса. В отчете записано: «Мы предложили ему в качестве выкупа три тысячи дукатов, но Сор ответил, что во Франции дураков нет, и по­советовал нам поторопиться с выполнением его требований, иначе он сожжет все дотла и убьет пленников».

                                                         

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 14:42 UTC

Франсуа Ле Клерк.


Ле Клерк, Франсуа (Le Clerc, Francois) - французский корсар; Атлантический океан, Карибское море; убит в 1563 году.

Уроженец Нормандии. Командовал собственными кораблями, а также финансировал походы, предпринимавшиеся другими капитанами. Неизменно стремившийся в бой, Ле Клерк потерял ногу и серьезно повредил руку в сражениях с королевскими войсками (возможно, в бою с англичанами при острове Гернси в 1549 году) За храбрость, проявленную в одном из сражений 1551 года, он был пожалован в дворянское достоинство.

Несмотря на свои ранения, Ле Клерк возглавил крупные походы против испанцев, давших ему прозвище «Деревянная Нога». В 1553 году француз возглавил эскадру, в которую вошли семь каперских кораблей и три корабля военно-морских сил Франции (капитанами последних являлись Ле Клерк, Жак де Сор и Робер Блондель). Эта мощная эскадра обрушилась на Сан-Херман (Пуэрто-Рико), после чего принялась методично грабить порты Эспаньолы (Гаити) с юга на север, забирая все — от кож до пушек Еще более богатые трофеи ожидали французов на обратном пути, когда корсары ограбили Лас-Пальмас на острове Гран-Канария и захватили генуэзскую каракку.

Ле Клерк снова наведался в Вест-Индию в 1554 году, имея под началом 8 больших кораблей и 300 солдат По всей вероятности, именно эта эскадра застала врасплох Сантьяго-де-Куба, в течение месяца владела городом, после чего отбыла с выкупом, стоимость которого составляла 80 000 песо Пираты так основательно разорили первую столицу Кубы, что еще очень долго она прозябала в нищете, уступив свои позиции Гаване.

По некоторым данным, Ле Клерк побывал и в Гаване годом спустя во главе эскадры из 10 кораблей, захватил город и грабил его более двух недель.

В апреле 1562 года протестанты нескольких нормандских городов взбунтовались против своего римско-католического короля. Елизавета I послала английские войска, которые, оккупировав Гавр, удерживали его до июня 1563 года Если у Ле Клерка имелись хоть какие-то религиозные убеждения, то следует признать, что он был католиком (в отличие от Сора или сэра Френсиса Дрейка, он не осквернял церкви во время своих разбойничьих нападений на испанские города). Тем не менее, пират примкнул к английским захватчикам и начал грабить французские торговые суда.

В марте 1563 года он обратился к англичанам с просьбой о назначении ему большой пенсии в награду за предательство. Глубоко уязвленный отказом королевы Елизаветы, он отправился к Азорским островам и через некоторое время нашел свою смерть при нападении на корабль испанского казначейского флота.

                                   

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 14:47 UTC

Робер Блондель.

Робер Блондель (Robert Blondel) — французский капер; Карибское море; действовал в 1553 — 1568 годы.

Блондель командовал кораблем, в то время как в 1553 году Франсуа Ле Клерк грабил Пуэрто-Рико и Эспаньолу (ныне о. Гаити). В отличие от Ле Клерка, предпочитавшего сотрудничество, он воевал с английскими войсками, оккупировавшими в 1563 году французский порт Гавр.

Когда третья Вест-Индская экспедиция (1557-1568) под командованием сэра Джона Хокинса миновала западную Африку, к ней присоединились французские корсары, которыми руководил «Капитан Блэнд». Английское «Bland» — почти точный вариант фамилии Блондель. Во время сражения у Сан-Хуан-Де-Улуа испанцы захватили корабль Блонделя, сам он был убит или взят в плен и его дальнейшая судьба неизвестна.

                                                   

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 14:57 UTC

Чжэн Ши.


Чжэн Ши (кит. 鄭氏, кант. Чин Си, 1785—1844) — китайская морская разбойница, которая снискала славу одного из самых удачливых пиратов в истории. Она командовала флотом в 2 000 судов и имела под своим началом более 70 000 матросов.

«Мадам Цзин», как её ещё называли, была проституткой до того, как встретиться с Чжэн И, самым знаменитым китайским пиратом своего времени. Они вступили в брак в 1801 году и отправились во Вьетнам, где в самом разгаре была гражданская война. После замужества, девушка получила новое имя Чжэн И Сяо («жена Чжэна»). У Мадам Чжэн не было своих детей, поэтому пираты похитили у рыбаков и усыновили пятнадцатилетнего Чжан Баоцзай, который впоследствии стал любовником сначала Чжэн И, а после его смерти — Мадам Чжэн. По другим источникам мальчик был усыновлён пиратом ещё до его брака с Чжэн И Сяо.

После того, как её муж погиб во время шторма в 1807 году, Чжэн Ши («вдова Чжэна») унаследовала пиратский флот из 400 судов. Вскоре она вступила в брак со своим пасынком Чжан Бао. Под их совместной командой пираты не только атаковали торговые суда у берегов Китая, но и заплывали далеко в устья рек, разоряя прибрежные поселения. Цинский император Цзяцин (1760—1820) был настолько уязвлён подъёмом пиратства, что в январе 1808 года направил против Чжэн Ши свой флот, однако целый ряд вооружённых столкновений с властями не смогли подорвать силы пиратской коалиции.

Считается, что ключом к успеху Чжэн Ши была железная дисциплина, царившая на её судах. Она ввела строгие предписания, положившие конец традиционной пиратской вольнице. Грабёж союзных пиратам рыбацких деревень и изнасилование пленённых женщин карались смертной казнью. За самовольную отлучку с судна пирату отрезали левое ухо, которое затем предъявлялось всей команде для устрашения.

Не все были довольны подобным поворотом событий. Один из пиратских капитанов поднял восстание против Мадам Чжэн и сдался на милость властям. Только когда её флот был ослаблен и авторитет поколеблен, Мадам Чжэн пошла на перемирие с императором. По соглашению 1810 года, она переходила на сторону властей, а её супруг получал синекуру в китайском правительстве. Удалившись от пиратских дел, Мадам Чжэн поселилась в Гуанчжоу, где содержала публичный дом и притон для азартных игр до самой смерти в возрасте 60 лет.

                                                                                       

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 15:02 UTC

Жан Лафит.

Жан Лафит (фр. Jean Lafitte) — французский приватир и контрабандист, который с молчаливого одобрения американского правительства грабил английские и испанские корабли в Мексиканском заливе. Расцвет его «предприятия» пришёлся на 1810-е годы.

Ряд подробностей о ранней жизни Жана Лафита остаются неясными - часто они противоречат друг другу. В одном документе, Лафит утверждал, что родился в 1780 году, в Бордо, Франция, в семье сефардских евреев, а его бабушка и мать бежали из Испании во Францию в 1765 году, после того, как его дед по материнской линии был предан смерти инквизицией за вероисповедание иудаизма. Он и его брат Пьер поочередно утверждали, что он родился в городе Байонна, в то время как в други документах того времени местом его рождения указываются, такие города, как Сен-Мало или Брест. О нём говорили, что Лафит знает побережье Мексиканского залива лучше любого картографа. Документально подтверждено, что в 1805 году он сбывал награбленное через торговое предприятие своего брата Пьера, в Новом Орлеане.

После принятия президентом США Томасом Джефферсоном билля о запрете ввоза новых рабов на территорию США (1807) Лафиты перенесли свою деятельность в залив Баратария у берегов Луизианы, где под их начальством служило до тысячи человек. Лафиты осуществляли нелегальные поставки рабов в южные штаты США. Их люди и пушки сыграли заметную роль в победе Эндрю Джексона над англичанами в битве за Новый Орлеан (1815). 

В 1817 году под давлением властей Луизианы Лафит перебрался на техасский остров Гальвестон, где основал квазигосударство под названием «Кампече». Он продолжал контрабандой поставлять рабов южноамериканским плантаторам, используя таких посредников, как Джеймс Боуи.

В 1821 году один из лафитовских капитанов без его ведома напал на плантацию в Луизиане. Лафит приказал повесить провинившегося, а в честь посланных вдогонку американских моряков устроил банкет и охоту. Тем не менее Лафиту было приказано затопить свои корабли и в течение двух месяцев оставить Гальвестон, что и было им исполнено.

Сохранив под своим началом всего два корабля из некогда могучей флотилии, Лафит с горсткой подручных обосновался на островах Исла-Мухерес у берегов Юкатана. Даже в это трудное время он оберегал своё «честное имя» в США и не нападал на американские суда. После 1826 года известия о нём пропадают.

                                   
Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 15:07 UTC

Оливье Левассёр.

Оливье Левассёр (фр. Olivier Levasseur; ок. 1670 — 7 июля 1730) — французский пират, известный также под прозвищами Ла Бюз (фр. La Buse, что значит «стервятник») и Ла Буш (фр. La Bouche).
Первоначально совершал рейды в Атлантическом океане, пока власти Великобритании и Франции не решили положить конец пиратству в Карибском море. Это привело к перемещению пиратов в другие края.

Ла Бюз переместился в Индийский океан, где начал промышлять совместно с капитаном Инглэндом, а затем со сместившим его капитаном Тэйлором, командовавшим фрегатом «Ла Дефанс». 4 апреля 1721 года они отправились в плавание к Мадагаскару, встретив по пути португальское судно «Ла Вьерж дю Кап». Парусник стоял в гавани Сан-Дени острова Реюньон на ремонте после сильного шторма. Без особых усилий пиратам удалось завладеть сокровищами. События эти описаны в романе Стивена Робертса "Пиастры. Пиастры!!!", вышедшем в свет в 2016 году. 

По некоторым версиям, в период с 1725 по 1729 год Оливье Левассёр с командой из 250 головорезов обитал на Сейшельских островах. В 1730 году он был пойман, приговорен к смерти и повешен в городе Сен-Поль на острове Реюньон.  Прямо перед смертью он оставил подсказку, ключ ведущий к его кладу, зашифрованную криптограму.

Согласно одной из легенд о пиратах, Оливье Левассёр спрятал один из самых больших пиратских кладов в истории. Легенда начинается так: Оливье Левассёр идет на эшафот. И вдруг неожиданно для всех присутствующих Ла Бюз вскрикивает "Найди мои сокровища, кто сможет!" и бросает в толпу криптограмму, на которой обозначено местонахождение клада. Криптограмма Левассёра до сих пор не расшифрована. Самая распространенная версия о кладе Ла Бюза заключается в том, что он спрятан на одном из Сейшельских островов, но до сих пор клад не найден. В 1947 бывший охотник на крупную дичь англичанин Уилкинс поставил перед собой цель найти клад Оливье Левассёра. После многолетнего изучения фактов он пришел к убеждению, что Ла Бюз вплел в криптограмму греческий миф о двенадцати подвигах Геракла. Вплоть до 1970 г. Уилкинс занимался поисками сокровища и вел раскопки на острове Маэ в группе Сейшельских островов, расположенном примерно в 1000 км к северу от Мадагаскара и примерно в 2000 км к востоку от кенийского побережья в Индийском океане. Он считал, что сокровище находится в пещере на берегу острова, но кроме старых пистолетов и нескольких монет ему ничего найти не удалось. Истратив подчистую своё состояние, кладоискатель в конце концов сдался, однако власти Сейшельских островов по-прежнему утверждают, что сокровище спрятано на острове Маэ.

                                                   

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
5 февраля, 2017, 15:12 UTC

Э́двард И́нглэнд.

Эдвард Инглэнд, урождённый Эдвард Сигэр (англ. Edward Seegar) — известный пират африканского побережья и Индийского океана с 1717 до 1720 года. Он ходил на кораблях «Pearl» (переименованный Инглэндом в «Royal James») и «Fancy», на который обменял «Pearl» в 1720 году. Его флагом был классический Весёлый Роджер с черепом выше двух пересечённых бедренных костей на чёрном фоне.

Родившись в Ирландии, Инглэнд попал на Ямайку и стал помощником капитана шлюпа. Он был захвачен пиратским капитаном Кристофером Винтером и был вынужден присоединиться к его команде. Вероятно, Винтер взял Инглэнда с собой на пиратскую базу на Нассау, Багамы, поскольку об Инглэнде затем сообщают как о квартирмейстере Чарльза Уэйна в марте 1718 года. Шлюп Уэйна, Lark, был захвачен Королевским флотом, но Инглэнд и остальная часть команды были отпущены, чтобы передать другим пиратам Нассау весть о помиловании, даруемом Королём.
Уэйн предоставил команду захваченного судна Инглэнду в середине 1718 года. Инглэнд направился к западному побережью Африки, где разграбил множество судов, перевозивших невольников. Эдвард Инглэнд и его команда находились в течение некоторого времени в африканском городе, но между пиратами возник конфликт из-за местных женщин. Вырвавшись с боем из города, пираты подняли паруса и ушли в океан.

К 1720 году Инглэнд достиг Индийского океана, где объединил свои силы с пиратским капитаном Оливером Левассером по прозвищу «Канюк». Инглэнд и Левассер напали на Ост-индский корабль Джеймса Макрея; первая атака пиратов была отбита, но потом им улыбнулась удача: они сумели отогнать корабль Макрея к берегу и потом захватить его. Инглэнд приказал пощадить жизнь Макрея; квартирмейстер Инглэнда, Джон Тейлор, пришёл в негодование из-за этого решения и предложил команде проголосовать за отстранение Инглэнда от командования кораблём.

Впоследствии Инглэнд был высажен на Маврикии с тремя другими членами команды, где они соорудили маленький плот и на нем добрались до залива Св. Августина на Мадагаскаре. Какое-то время Инглэнд выживал, занимаясь попрошайничеством. И, в итоге, умер в конце 1720 года.

                                 

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
Sky
Модератор
20 февраля, 2017, 20:44 UTC

"Пиратская история от морского волка"

Была звёздная ночь. Лёгкий бриз разбивал пенящиеся гребни волн о прибрежные утёсы. Улицы порта были пустынны, лишь слабые крики чаек доносились до небольшой таверны - пристанища бродяг и лихих пиратов. Но и она была в эту ночь пуста как никогда. Лишь за самым дальним столиком сидел незнакомец с надвинутой на лицо шляпой. Он едва заметно покачивался на стуле, медленно попивая ром. Официант, молодой парень, заметив что зал пуст, решил скрасить своё одиночество и подошёл к столику с незнакомцем.

- Извините, можно присесть? - спросил официант.

Тут незнакомец поднял голову и паренёк увидел мужчину сорока лет. Его лицо было смуглым, с грубыми чертами, что говорило о том, что тот не раз бороздил моря и познал по чём пуд соли. Лишь глаза выдавали в мужчине хитрость и коварство.

- Конечно, как вам будет угодно, - ответил мужчина и хитро ухмыльнулся.

- Что принесло вас в наши края? Я вас раньше здесь не видел. Кстати, меня зовут Джимми.

- Очень приятно, Джимми. А я, Джон. А что принесло меня в ваши края? Попутный ветер и пьянящая свобода, вот что. Я сегодня повидал немало славного, хочешь расскажу?

- Конечно, с радостью выслушаю.

- Ещё с утра я был отважным капитаном корабля, а теперь я лишь одинокий морской волк, ищущий пристанища и покоя.

Итак, я начну историю. Один мой знакомый пират, тот ещё разбойник, рассказал мне легенду, которая гласит о несметных сокровищах, которые спрятал сам Чёрная Борода. Слыхал о таком?

- Да, было дело. В своё время он держал в страхе всё побережье Карибского моря.

- Верно, Джонни. Продолжу. Те сокровища находились на самом конце бескрайнего океана, у бездонной пропасти. Ещё мой знакомый дал мне карту, которая состояла из 13 кусков, на каждой из них мою команду поджидали коварные пираты, морские чудовища и твари. Я повёлся на болтовню этого пройдохи, как последний юнга, и приказал своим пиратам готовится в путь.

Итак, мы отплыли...

Мы находились в плавании уже 14 день. За это время нас не раз потаскало бурей , мы несколько дней изнывали от палящей жары, отбились от армады кораблей - головорезов, захватили три торговых судна, в общем не теряли времени даром.

Но одним вечером всё изменилось... Я вышел на палубу с бутылкой рома. Смотрел на закат, наслаждался нежным ветром. Но тут на горизонте показалось нечто! Это было огромное чудище, размером с пол корабля. Оно походило на осьминога. Местные жители прозвали его Octalus. Эта тварь двигалась на нас, явно собираюсь нами поужинать.

- Свистать всех наверх! Чудище прямо по курсу! Приготовить орудие к бою! - вопил я.

На палубе началась суета, однако первую атаку монстра мы отразили. Не зря, как раз перед отплытием я закупился новёхонькими пушками 55 фунтового калибра. Мы думали что чудище отстало от нас, но... Оно появилось неожиданно, всплыло прямо под нами, и начало обвивать наш корабль щупальцами, намереваясь утащить нас на дно.

- Рубите их! - скомандовал я и сам бросился на монстра.

Тут пират отпил рому, вздохнул и продолжил.

- Немало отважных пиратов, наших друзей мы потеряли в той битве. Однако мы спасли самое главное - корабль. Повреждения были не критическими, поэтому мы решили не отменять нашего плавания, а добыть сокровища во что бы то ни стало, в честь тех, кто пал в этой битве против Octalus.

Мы плыли три дня без никаких происшествий. Но тут над нами нависла новая угроза. Цинга. Она была словно чума, поражала практически каждого. Наш корабль наполнился страданиями и мучениями. Благо что неподалёку был остров, на котором обосновались наши союзники и старые друзья. Мы переждали в их порту ночь, закупились всем необходимым и отправились в странствие.

С каждым днём нам приходилось всё труднее. Пиратская команда редела, в одной из битв мы потеряли кока, поэтому мне самому пришлось готовить еду, у меня были познания в этом ремесле.

С начала нашего плавания прошло 23 дня. Моё сердце чувствовало что мы близко к цели. Всё вокруг было слишком тихо, предвещало беду, согласно старинной пиратской поговорке. Так оно и было...

Ещё издали я почуял приближение той самой бездонной пропасти. Океан низвергался в неё со страшной силой. Где то тут должен был быть островок, тот самый островок, к которому мы плыли столько дней.

- Вижу землю! - закричал лукуат.

Верно, неподалёку от пропасти расположился небольшой остров, но нам было не суждено доплыть до него...

- Тысяча чертей! Солнце исчезло! - крикнул я.

Да, это был он, мой старый враг, Tiamat. Это был огромных размеров, пышущий огнём летающий дракон. Он парил над нашим кораблём, готовясь поджарить нас. Я знаю что у нас нет шансов, но всё же... Дракон спускался всё ниже, летая по кругу. Я схватил свою саблю и начал взбираться на мачту.

- Я иду к тебе, птичка, - сказал я словно сам себе.

Вот он, совсем рядом, ещё немного.

Тут произошло самое страшное, дракон дыхнул на палубу огнём, мои пираты горели, бежали, прыгали в воду, но ничто не спасало их от огня. Это было ужасно. Но мой разум был словно затуманен. У меня была лишь одна цель. Я прыгнул и зацепился за гребень на шее дракона. Тот почувствовал незваного гостя на себе и взбесился. Он понёс меня прямо к пропасти. Я пробирался всё ближе к его голове. Вот она, его пасть. Я ждал момента, чтобы совершить безумство. Tiamat кружил над пропастью,пытаясь скинуть меня. Дракон открыл пасть и выдохнул огонь, в этот момент я воткнул саблю ему прямо в горло и засадил её поглубже. Дракон истекал кровью, и вдруг стал падать вниз, в пропасть...

Тут пират допил кружку рома, встал со стула и сказал:

- Мне пора идти. Джимми.

- А как же сокровища? Вы нашли их?

- Быть может это удастся тебе, друг мой, - ответил Джон и сунул парню старую потрёпанную карту.

Паренёк заметил что рука у пирата была обгорелая.

- Прощай, Джимми, - кинул на прощанье Джон и направился к двери.

Он вышел на улицу. Вокруг была тишина. Джон пошёл в направлении моря, что-то насвистывая и хитро улыбаясь. Он не заметил как из его кармана выпала золотая монета с изображением Чёрной Бороды...


                                                                      

Упавший духом гибнет раньше срока.
UTC +0:00
1662090 зарегистрированных пользователей; 33520 тем; 252673 сообщения; последний зарегистрированный пользователь:dabsbiz